Поиск по сайту   
+7 (905) 606 01 96
79056060196@ya.ru
Общественный информационный портал города Кимры

Очерки истории


География
Имя
Первые упоминания
Предположения
Археология
Древние племена
Поселения и опустошение
Загадка истории
Границы
Факторы роста
Дата основания
Первый документ
Второе упоминание
Таможня
Торговля
Землевладение
Владельцы села Кимры
Окрестные дворяне
Кимрское ополчение, 1812 г.
Первое описание
Кимрские окрестности
Промыслы и торговля
Крестьянство
Здравоохранение и образование
Промышленность
Свидетельства очевидца
Будни
Конец XIX века
Село или город?
Железная дорога
Революционные подвижки
Последствия революции
Гражданская война
Послереволюционный период
Савелово
ВОВ. Кимры
Послевоенное производство
Знаменитые земляки
Варварство
Храмы
Что мы имеем
Архитектура
Народное образование
Культура
Театр
Музей
Местные таланты
Упоминания
Здравоохранение
Руководство
Экономика
Сравнение

Кимрский край


Покровительница Кимр
Детский дом в Малышкове
Путь театра
Пожарное дело в Кимрах
Никольский храм в Каюрово
Время и судьбы
Медицинское училище
Бессмертие
Набережная Фадеева
Загадки природы
Кимры - село

Своеобразие судьбы села Кимры заключается и в том, что на протяжении почти трех столетий оно входило в земли, либо принадлежавшие царской семье, составляя так называемые дворцовые земли (села, волости), являвшиеся земельным фондом двор­цового ведомства русских царей, либо являлись видом вознаграждения «служивых людей» за царскую службу, становясь их вотчин­ным владением. Владельцами по большей части были люди, входившие в число ближайших царских родственников или высоких сановников. Нельзя полагать, что все они думали лишь о том, как выжать из Кимр наибольшую прибыль, не внося при этом ничего весомого в их развитие.

То, что Кимры относились к «поставщикам царского двора», причем не только продуктов питания, давало право старосте или владельцу села быть вхожим в дворцовый приказ со своими предложениями, нуждами, просьбами. Много ли сел на Руси имели такую возможность? Использование этого права всецело зависело от предприимчивости и инициативы самих кимряков — и, как показывает история, они не терялись.

Среди фактических владельцев села Кимры был и известный в истории России граф М.И. Воронцов, государственный канцлер России, который положил основание торговли кимрской. Уже в начале XVII в. Кимры приобрели всероссийскую известность как крупный центр обувного производства — «центр сапожного царства». Кимрские сапожники выполняли заказы для создаваемой Петром I регулярной армии. С прекращением армейских заказов, которые приносили сапожникам высокий и стабильный заработок, кимрякам вновь приходилось возвращаться к работе на рынок, что сильно подняло роль ярмарок. Появляются посредники по снабжению сапожным сырьем, перекупщики. Развивается торговля хлебом, возникает и расширяется предпринимательство, растут капиталы. Нельзя не вспомнить графа Литта — обеспечившему кимрякам систему армейских заказов на обувь. Граф проложил торговые пути из Кимр за границу.

В 1846 г. Кимрская вотчина выкупилась от крепостной зависимости у последней владелице села, графини Ю.П. Самойловой.

Расстраиваясь и богатея, Кимры постепенно стали приобретать городские черты.

В 1775 г. под руководством Екатерины II правительство провело большую реформу местного самоуправления, оформленную законодательным актом — «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи». В 1775 г. образовано Тверское наместничество (с 1796 до 1929 г. — Тверская губерния). В 1781 г. создается Корчевской уезд, в состав которого вошла и территория нынешнего Кимрского района (Ларцевская, Стоянцевская, Красновская, Горицкая, Яковлевская, Паскинская и Кимрская волости), за исключением правобережья Волги, входившего тогда в Калязинский уезд. Центром Корчевского уезда было определено село Корчева, переименованное в город. В Корчевском уезде оказалось и село Кимры.

Корчева была одним из захудалых городов Тверской губернии даже в конце XIX века. На момент создания уезда вся она состояла из одного квартала — 27 обывательских домов и нескольких деревянных общественных строений. Ни фабрик, ни заводов, ни даже цеховых мастеров-домохозяев. Население — всего 454 человека. Теперь сравним с селом Кимры. Еще значительно ранее — почти на полстолетия — из Кимр только на отходные промыслы уходило, например, в 1742 г. 256 мужчин и 79 женщин, что составляло лишь пятую часть кимряков.

К концу XIX в. село Кимры по численности населения значительно превосходило не только свой уездный город, но и ряд других тверских городов: Старицу, Зубцов, Весьегонск.

Так почему же императрица утвердила уездным центром Корчеву, а не Кимры? Конечно, это была историческая несправедливость во всех отношениях, особенно в экономических и торговых. Нет сомнения, что из двух сел — Корчевы и Кимр — у Кимр было гораздо больше оснований претендовать на звание вновь организуемого уездного центра, ибо они уже являлись центром округи в торговле, о чем свидетельствовали организуемые ярмарки, куда съезжались из многих городов, где продавали свои изделия из ткани и жители Корчевы.

Село Кимры было центром кустарной обувной округи, обеспечивающей сапожников товаром для производства и центром сбыта произведенной обуви.

Не экономические соображения или соображения целесооб­разности легли в основу указа, которым создавался Корчевской уезд. Екатерина II в своей «Жалованной грамоте дворянству» (1785 г.) подтвердила, и это главное, монопольное право владения землей и крестьянами. Вся ее деятельность была направлена на укрепление власти, в т.ч. и власти на местах, местного дворянства, о чем свидетельствуют и последующие указы Екатерины II. Не следует забывать, что село Кимры в те времена было вотчинным владением высокопоставленных лиц, находящихся в родстве или приближенных к императорскому двору, тогда как село Корчева к моменту издания Указа принадлежало

Коллегии экономии, а не частному лицу. Это и определило решение — Корчева стала уездным городом, а село Кимры осталось селом, подчинявшемся вплоть до 1918 г. Корчевскому уезду. Так, говоря современным языком, была заложена «мина замедленного действия».

Конечно, велик соблазн притянуть к такому императорскому решению известные исторические факты. Один из владельцев села Кимры, граф М.Г. Головкин, за участие в дворцовом перевороте (1741 г.) был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Якутию.

Помимо этого, за год до известной реформы местного управления было подавлено крестьянское вооруженное восстание под руководством Е.И. Пугачева, сильно напугавшее Екатерину II. Среди ближайших соратников Пугачева был Афанасий Тимофеевич Соколов, более известный под кличкой Хлопуша, родом из села Мошковичи, ныне Конаковского района, который был казнен. Был бы неправилен вывод, что Екатерина II за неблагонадежность «наказала» село Кимры, не сделав городом, — это просто исторические факты, показывающие обстановку в нашем крае, предшествовавшую уездной реформе, о которой Екатерина II не могла не знать.

Дальнейшее развитие уездная система правления получила по земской реформе 1864 г. Александра II. По «Положению о губернских и уездных земских учереждениях» были созданы органы земского управления — уездные Земские собрания, как распорядительные органы, и Управы — исполнительные органы.

Низшая административно-территориальная единица — в нашем случае Кимрская волость (волостное правление, волостной сход) — в созданной уездной системе управления не получила никакого представительства. Все вопросы, связанные с землеустройством, собственностью, охраной здоровья, образованием, воинской повинностью, финансами, решались только на уровне уездной власти — в Присутствиях Земской Управы.

Формирование уездных органов власти исключало активное участие в их деятельности основной массы населения — крестьянства. Монопольное владение землей, подтвержденное реформами 1785 г., получило дворянство и представители курии уездных землевладельцев (в которую избирались лица, владевшие не менее 200 десятинами земли или недвижимым имуществом не менее 25 тыс. рублей).

Кимрские крестьяне, хотя и выкупились от крепостной зависимости у графини Самойловой, владелицы Кимр, в 1846 г., оставались почти все в сословии крестьян. И это несмотря на то, что многие из крестьян, будучи к тому времени очень богатыми людьми, имели свои торговые представительства в других городах России, вели торговлю с заграницей, выполняли огромные заказы на поставку обуви военному ведомству. В селе Кимры жили не только кустари-сапожники, мастеровые люди, но и люди, полностью посвятившие себя предпринимательской деятельности, которые оставались по своему положению крестьянами. Поэтому богатое село Кимры не было представлено в уездном руководстве и управлении, что было на протяжении многих десятков лет, повторюсь, «миной замедленного действия» в стремлении верхушки кимряков избавиться от зависимости уезда, тем более, что это касалось всех сфер жизни и являлось тормозом для дальнейшего развития. Со временем село приобретало черты города с постоянной нехваткой средств на его содержание (благоустройство, очистка, водоснаб­жение, пожарная охрана, просвещение, медицинская помощь и т.д.). Отсюда и жило в кимряках стремление превратить село в город и юридически стать самостоятельным городом с иным налогообложением, но, с другой стороны, оставались сторонники сохранения тех привилегий, которыми они пользовались как крестьяне, а не городские жители. Понятно, что долго копившееся недовольство должно было вылиться в определенное решение.

В 1876 г. 12 мая и 7 сентября Кимрское сельское общество впервые «приговорило» (постановило) возбудить ходатайство о причислении из сельского состояния в городское и учреждении города с наименованием «Кимры». Ходатайство из-за неполноты представленных документов не было удовлетворено. Затем рус­ско-турецкая война помешала заниматься рассмотрением этого вопроса.

Вновь переговоры о преобразовании села в город между представителями села, приезжавшим в Кимры губернатором губернии и предводителем дворянства Корчевского уезда начались только в 1898 г. В 1899 г. Корчевское уездное собрание постановило возбудить ходатайство перед МВД о преобразовании села в город, но Земская управа не дала этому вопросу хода. Причина — затрудненность сбора документов, но главная — существовавшая земельная связь села с бывшей кимрской вотчиной графини Самойловой. Достаточно отметить, что Кимрское волостное правление, как и вотчина, были одновременно в Корчевском и Калязинском уездах.

В 1913 г. Корчевское уездное земское собрание, по предложению кимрского представителя И.И. Столярова, вторично постановило возбудить ходатайство перед МВД о преобразовании села. В 1914 г. ходатайство, наконец, было представлено. Вновь запрашиваются дополнительные сведения, и бюрократическая карусель продолжается. 30 октября 1914 г. председатель Корчевской земской управы А.К. Корвин-Литвицкий провел совещание в поме­щении Кимрского общественного и братьев Мошкиных банка. Представители жителей, не принадлежавших к крестьянскому сословию, высказались за желательность в целях общего благоуст­ройства перехода к городскому состоянию, представители сельского общества — «коренные кимряки» — отнеслись к этому отрицательно.

В апреле 1916 г. председатель Кимрского военно-промышленного комитета И.И. Столяров был на приеме в Петрограде у представителя Совмина, где выяснял, в т.ч. ход рассмотрения вопроса о преобразовании села в город. Сообщено, что ходатайство исходит от Корчевского уездного собрания, минуя соглашение с Кимрским сельским обществом. В августе 1916 г. тверской губернатор, будучи в Кимрах и имея сведения об отрицательном отношении сельского общества, назначил специальное заседание в волостном правлении под своим председательством, в котором предложил участвовать всем заинтересованным сторонам. Губер­натор обрисовал положение Кимр как города и все недостатки сельского состояния. Возражений не последовало. Получилось, что необходимость преобразовании, о котором много лет велась дискуссия на разных уровнях, выдвинула сама торгово-финансовая и текущая жизнь Кимр.

Вопрос уже находился в Госдуме для проведения его в законодательном порядке, но произошла Февральская революция.

Вновь созданный Кимрский Совет рабочих и солдатских депутатов 29 апреля 1917 г. также вошел с решением в местный Гражданский комитет по этому вопросу со своими обоснованиями. Так как мы не располагаем текстами других, более ранних ходатайств о преобразовании села Кимры в город, то приводим текст Совета полностью, полагая, что он не намного отличается от предыдущих и выражает интересы всех слоев населения. Текст интересен также потому, что проблемы нарождавшегося юридически города созвучны, как нам кажется, проблемам сегодняшнего дня:

а) Принимая во внимание, что 80% жителей занято в промышленности и торговле и только 20% жителей коренного крестьянства (преимущественно крупно- и среднесобственнического, занятого также промышленностью и торговлей) связано с волостью и управлением Кимрами;

б) Что при сельском положении налоги черпаются исключительно из незначительного по численности коренного сельского населения и налоговый источник узко ограничен, не дает возможности содержать даже пожарную команду;

в) Что при росте жизненных и гражданских потребностей населения Кимры уже подошли к тупику и население тонет в сетях полнейшей неблагоустроенности и неблагоустройства,

г) что в интересах поднятия культурного и гражданского уровня населения, в целях предотвращения от физического и морального вырождения рабочего класса и беднейших слоев населения, в интересах упрочения порядка, правовой защиты граждан и благоустройства, Кимрам нужны школы, больничные лечебницы, милиция и санитарное благоустройство, пожарные команды, содержание милиции, благоустройство улиц, освещение, отопление, пристань на Волге, нужен мост через Волгу и пр.;

д) что нужды эти не разрешит и вводимое волостное земство, но полно разрешить может лишь городское самоуправление при выборах на демократических началах;

е) принимая во внимание все это, Кимрский Совет рабочих и солдатских депутатов, заслушав доклад Баклаева в интересах рабочих и беднейших слоев населения, а также и имущественных классов, интересы которых в этом вопросе совпадают, единогласно решил и определенно высказался за переход с сельского положения на город и, кроме того, за скорейший переход.

Совет входит в местный Гражданский исполнительный комитет в целях опроса населения и скорейшего проведения в жизнь перехода». Временное правительство в Собрании узаконении и распоряжении, издававшихся при Правительственном Сенате 3 августа г. за №181 «О преобразовании 41 сельского поселения (в т.ч. Кимры — Н.К.) в города, с введением в них Городового Положения» Правительственным журналом от 2 июня 1917 г. постановило «обратить перечисленные в прилагаемом списке селения в города с тем, а) чтобы находящиеся в черте образованных городов земли оставались в полной собственности лиц и установлении, ранее приобретенных таковые на законных основаниях, б) чтобы про­живающие в этих городах лица сельского сословия, которые не пожелали причисляться к городским сословиям, сохраняли все права состояния, которым они пользовались до преобразования селении в город». Решением Временного правительства было установлено избрание Кимрской городской Думы в количестве 25 человек по пяти избирательным спискам. В сентябре 1917 г. в Ким­рах проводится кампания по выборам в Городскую Думу и Городскую Управу. В начале декабря 1917 г. Городская Дума упразднена, в январе 1918 г. упразднены земские учреждения. Власть полностью перешла в руки Советов, но г. Кимры еще юридически —оставался в подчинении Корчевского уезда. Наконец, 2 апреля состоялся 1-й Кимрский уездный съезд Советов. Город Ки­мры стал центром Кимрского уезда. Ныне Кимры — город областного подчинения Тверской области.


Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
YouTube
Twitter
Партнеры

Кинотеатр "Волга"
БФ "Кимрское культурное достояние"
ДОСААФ России Кимры
Город Дубна.рф
Город Дмитров.рф
О нас

Отдел Рекламы
G&G Студия Web-дизайна

Разработка G&G Студия
GOROD-KIMRY.RU © 2014 - 2017 Город-Кимры.ru