Владимир Коркунов
Кимры в тексте
Часть II
Локальная биография. "Савеловский период в судьбах русской литературы"


« Предыдущая      Следующая »


ЧАСТЬ I
"Кимрский текст":

Этапы формирования
Административно-территориальное деление кимрского края
Кимры и текст (введение в тему)
Дореволюционный период
Зарождение литературы в Кимрах
Тексты советского времени (1917–1991)
Кимры в современной художественной литературе и публицистике

ЧАСТЬ II
Локальная биография

"Савеловский период в судьбах русской литературы"
Биография — ключ к пониманию
Сближение взглядов извне и изнутри на примере «Помышления о Кимрах»
Б. А. Ахмадулиной

Осуждённый быть жестоким
Писатель Александр Фадеев и его малая родина

«Столица сердца» Беллы Ахмадулиной
«Пароходик с петухами»
Дачные каникулы Осипа Мандельштама

Подрезанные крылья «Савёловский период» Михаила Бахтина
«Не совсем ведь я ушёл…» Прервавшийся голос Сергея Петрова
От славы до забвения Макара Рыбакова
На пути к образу места

ЧАСТЬ III
Статьи и очерки по истории Кимр


Фольклорные и диалектные особенности кимрского края
Рифмы к слову «Кимры»
Круглые и юбилейные даты
А. А. Фадеева в Кимрах (1951–1991 гг.)

Где кроме Кимр есть Кимры?
От автора
Литература
Публикации автора по теме исследования

На пути к образу места


В первых двух частях нашей книги мы приблизились к реализации задачи, поставленной А. Ю . Сорочаном в книге «Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы»: «На основе анализа обширного материала следует раскрывать не историю места, а историю образа места»[1].

То есть: необходимо сдвигаться от краеведческого взгляда в сторону литературно-краеведческого, что большинством краеведов игнорируется. Однако текстуализация пространства, захватывающая в настоящее время всё новые регионы страны, должна способствовать выправлению ситуации и концентрации внимания именно на образе места (при этом отметим, что история места сама по себе — важна, но если она становится самоцелью — обедняется представление о населённом пункте). Важный нюанс: образ места наилучшим образом отражает потребности региона, тогда как история места фиксирует исключительно событийный ряд. В этом также проявляется важность локального текста и, в нашем случае, текста «кимрского».

В книге «Петербург и “Петербургский текст русской литературы”» В. Н. Топоров отмечает: «Петербург Петербургского текста ещё и учителен, и он как раз и учит, что распад, хлябь и тлен требуют от нас духа творческой инициативы, гения организации…»[2] Полагаем, тезис об «учительности» может быть отнесён ко всем локальным текстам, поскольку, познавая населённый пункт, выявляя его образ, исследователь учится у него, и эта учёба — совершенно иных масштабов, нежели учёба на человеческих ошибках и поведенческих шаблонах. Образ — одушевляет и в известном смысле «очеловечивает». И, как каждая «биография», в нашем случае, духа, — учит.

Образ города определяет особенности текста — черты, возникающие в них. В отношении Кимр — это обувь и, как следствие, прочность, спокойное движение, защита от трясины (болота), уверенность; основа прочности бытия.

Кто создаёт «кимрский текст» и, уже: в чьих текстах проявляется обувное производство? В работах писателей разного ряда — от известных в пределах кимрского края (Л. И. Куляндрова, А. С. Столяров и др.) и области (О. П. Ситнова, М. А. Рыбаков и др.), до страны (Н. А. Некрасов, М. Е. Салтыков‑Щедрин, В. А. Гиляровский и др.) и мира (Т. Готье, А. П. Чехов и др.). Разумеется, с одной стороны, «кимрская литература» отражает особенности развития литературы и жизни в целом, но есть и своеобразные вещи. Обувной промысел — из этого ряда.

«Кимрский текст» — попытка взглянуть на Кимры под другим углом, с другой точки зрения — через текст.

Художественное осмысление места в отрыве от художника (автора), на наш взгляд, неполноценно. Как несостоятельна и разработка одной биографической составляющей: «Краеведы, обращаясь к биографии писателя, собственно литературной части не касаются вовсе, либо решительно отделяют биографию от творчества»[3]. На наш взгляд, литературная часть и биографический элемент должны изучаться одновременно — параллельно или методом взаимопроникновения, — дополняя друг друга и — оживляя образ места. А. Ю. Сорочан обращает внимание на «пропасть между краеведением и литературой»[4]. По итогам данного исследования, после долгой краеведческой работы, можно сказать, что эта пропасть — преодолима.




1 Сорочан А. Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы… С. 6.

2 Топоров В. Н. Петербург и «Петербургский текст русской литературы…» С. 66.

3 Сорочан А. Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы… С. 10.

4 Там же.


« Предыдущая      Следующая »

Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
Instagram
Telegram
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2021 Город-Кимры.ru