Последние новости

02 мая 2015
С 1 июля вступает в силу закон о банкротстве физических лиц
Для миллионов должников он открывает возможность навсегда избавиться от долгового бремени. На финансовую свободу могут претендовать те, у кого долги составляют не менее 500 тыс. рублей

Специалисты утверждают, что в России начались массовые социальные дефолты. По данным Объединенного кредитного бюро (ОКБ), кредиты сегодня имеет половина экономически активного населения страны — свыше 39 млн человек. Россияне должны банкам и другим финансовым институтам 10,6 трлн рублей, причем многие — сразу нескольким. 25% заемщиков имеют два кредита, 18% — три и более. Значительно выросло число людей, обслуживающих пять и более кредитов — с 6 до 19%. Замечено, чем больше кредитов у заемщика, тем хуже он их оплачивает. На начало апреля, согласно информации ОКБ, более 5 млн россиян имеют проблемы с погашением заемных средств . Это на 1,5 млн человек больше, чем год назад. Их совокупный долг составляет порядка 1,3 трлн рублей. Причем имеются просрочки даже по обеспеченным кредитам: 11% — по автокредитам и 3,5% — по ипотеке.

Долги жителей Тверской области тоже растут. Так, согласно представленному Тверьстатом докладу («Социально-экономическое положение Тверской области»), объем задолженности по кредитам на 1 марта 2015 года составил 154,6 млрд рублей, что на 8% больше, чем год назад. Более половины из них (51%) — это долги физических лиц. По информации региональной службы судебных приставов, в 2014 году в исполнительном производстве находилось более 20 тыс. дел о взыскании задолженности в пользу кредитных организаций на общую сумму 10,5 млрд рублей. В принудительном порядке с физических лиц было взыскано 400,4 млн рублей.

И через два месяца у всех этих должников появится возможность избавиться от кредитного бремени. Дело в том, что с 1 июля 2015 года вступает в силу закон о банкротстве физических лиц (принят 29.12.2014 №476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника»). Документ должен был вступить в силу через год после его опубликования, то есть не раньше 2016 года, но в связи со сложной ситуацией на финансовом рынке «точка отсчета» была перенесена на более ранний срок. По разным оценкам, законом смогут воспользоваться от 10 до 200 тыс. россиян, хотя «попадают» под него около миллиона человек.

Как стать банкротом? Для этого надо обратиться в суд общей юрисдикции по месту регистрации с заявлением о признании себя банкротом. Претендовать на банкротство может гражданин, долг которого составляет от 500 тыс. рублей, а просрочка по нему — более 3 месяцев. Обратиться в суд также имеет право кредитор или уполномоченный орган. Если у должника имеется стабильный доход, то он может получить отсрочку и рассрочку до трех лет для выплаты долга. Срок может быть продлен по решению суда.

Если же возможности расплатиться нет, то суд признает гражданина банкротом и примет решение о реализации его имущества. Все самое дорогое, к примеру, драгоценности, меха, машины или квартиры, пустят с молотка на открытых торгах. Однако следует помнить, что есть перечень вещей, которые нельзя отобрать: единственное жилье, если оно не является залогом по ипотеке; предметы обычной домашней обстановки, одежда, обувь, домашний скот и строения для его содержания; продукты питания на общую сумму не более 25 тыс. рублей; предметы бытовой техники общей стоимостью не более 30 тыс. рублей; призы, почетные, памятные знаки и др.

Отметим, что процедурой оценки и реализации имущества, а также распределения средств между кредиторами занимается финансовый управляющий. И за его работу банкрот должен заплатить 10 тыс. рублей. Да и за все судебные издержки также придется платить самому «будущему банкроту». После завершения процедуры неудовлетворенные из-за недостатка средств требования кредиторов будут признаны погашенными, а должник освобождается от долговых обязательств.

У банкротства есть минусы. Во-первых, это испорченная кредитная история сроком на пять лет, причем при получении новых займов закон обязывает указывать факт банкротства. В противном случае на гражданина распространяется ст. 159.1 УК РФ. Во-вторых, от уплаты алиментов, расчетов по текущим платежам, финансового возмещения причиненного жизни и здоровью вреда банкротство не освобождает. Кроме того, суд может запретить выезд из страны до окончания производства по делу. Также, согласно закону, в течение трех лет банкрот не может занимать руководящие должности.

Между тем закон о банкротстве физлиц радостно встретили многие россияне. Судя по активным комментариям в соцсетях, граждане одобряют возможность, предоставленную государством должнику, — начать «жизнь с чистого листа». Большинство считают, что новый закон во многом посвящен реструктуризации долгов, а не прямому разорению граждан.

Это так, если речь идет о взаимоотношениях должника с финансовыми организациями — банки в рамках данного закона избавляются от «плохих» долгов, банкроты — от обязательств. Совсем иная оценка данного документа у тех, кто находится в частных спорах: если сосед должен соседям и это доказано по суду, личное банкротство фактически закрывает все перспективы получения средств. Остается только один способ восстановления справедливости — Уголовный кодекс. Но это уже совсем другая история.

Ирина ТЮРИНА

02 мая 2015
«Фарадей» представил арктический спецкомплект одежды
На заседании госкомиссии по развитию Арктики кимрская компания «Фарадей» продемонстрировала специальный комплект одежды для работы в тяжелых климатических условиях, сообщает пресс-служба организации.

Первое заседание госкомиссии по развитию Арктики прошло 14 апреля в Москве. На встрече присутствовали полномочные представители президента России, руководители федеральных органов власти, главы арктических регионов и др. Председательствовал на заседании вице-премьер Дмитрий Рогозин.

В рамках события компания «Фарадей» продемонстрировала арктический спецкомплект, предназначенный для работы в тяжелых климатических условиях. Также производитель представил другие свои разработки в области одежды и обуви для низких температур.

01 мая 2015
Wall Street Journal: Уровень инфляции в России начали измерять борщом
Житель России придумал новый объективный показатель измерения роста цен на продукты питания, пишет The Wall Street Journal. За год своего существования так называемый «индекс борща» показал неутешительные результаты: стоимость одного из самых любимых блюд россиян выросла на 49,5%. Однако винить власти в острой инфляции они не торопятся, удивляется американский журналист.

В российском городе Омске бывший журналист Сергей Комаровских изобрел «индекс борща», показатель, с помощью которого можно следить за изменением цен на продовольствие, пишет газета The Wall Street Journal.

Индекс Сергей придумал немногим более года назад, и за это время стоимость борща выросла на 49,5%, что говорит об острой инфляции в России, отмечает автор статьи. Год назад жена Сергея покупала все необходимые для борща ингредиенты на местном рынке за 165 рублей. Сейчас они стоят почти 247 рублей.

По словам вышедшего на пенсию журналиста, «борщ – это очень объективный показатель», он «не может врать».

Россия столкнулась с высоким уровнем инфляции из-за падения цен на нефть, обесценивания рубля и продуктового эмбарго, напоминает автор статьи. Больше всего выросли цены на свежие продукты, в том числе на ингредиенты для приготовления борща, например, свеклу и картофель.

Федеральная антимонопольная служба поддержала инициативу крупнейших в России магазинов розничной торговли, которые предложили ограничить рост цен на «социально важные» продукты на 2 месяца, пишет газета. В список таких продуктов попал и один из главных ингредиентов борща – картофель.

По оценкам министерства экономического развития, продуктовое эмбарго Кремля добавило к общему уровню инфляции в феврале 2,5%. Однако, россияне, кажется, не винят власть в финансовых проблемах, пришел к выводу автор статьи для Wall Street Journal. Введение эмбарго было представлено как патриотический шаг, призванный защитить Россию и поддержать отечественное сельское хозяйство, пишет американское издание.

Журналист также отметил, что Россия не в первый раз сталкивается с высоким ростом цен на продукты. И прежде подобные проблемы не провоцировали серьезных волнений, за исключением беспорядков в Новочеркасске в 1962 году. Тогда в результате столкновений с полицией погибло 26 человек, напомнил автор.

01 мая 2015
ХК «Кимры» проиграл в финале Кубка Афанасия Никитина тверской «Ламитке»
Судьба одного из главных трофеев Тверской хоккейной лиги в сезоне-2014/15 решилась 30 апреля на ледовой арене СЛК «Триумф» областного центра.

В матче за Кубок Афанасия Никитина скрестили клюшки победитель Открытого чемпионата Тверской области в дивизионе «Любитель» ХК «Кимры» и победитель Открытого чемпионата Твери ХК «Ламитка».

Эта игра стала украшением всего сезона и завершилась красивой победой хозяев площадки со счетом 8:3. Таким образом ХК «Ламитка» к кубку чемпиона Твери добавил еще один трофей – Кубок Афанасия Никитина.

01 мая 2015
В ближайшие 3 часа на территории области ожидается усиление восточного ветра
По сообщению ФГБУ «Тверской центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды». В ближайшие 3 часа 1 мая 2015 года на территории Тверской области ожидается усиление восточного ветра порывами 12-15 м/сек.

Главное управление МЧС России по Тверской области обращается к жителям и гостям нашего региона с просьбой более внимательно относиться к своему здоровью, здоровью своих близких и напоминает несколько простых правил, соблюдение которых поможет избежать травматизма при усилении ветра:

- уберите хозяйственные вещи со двора и балконов в дом (подвал), обрежьте сухие деревья, которые могут нанести ущерб вашему жилищу.

- машину поставьте в гараж, при отсутствии гаража автомобиль следует парковать вдали от деревьев, а также слабо укрепленных конструкций.

- находясь на улице, обходите шаткие строения и дома с неустойчивой кровлей.

- избегайте деревьев и разнообразных сооружений повышенного риска (мостов, эстакад, трубопроводов, линий электропередач, потенциально опасных промышленных объектов). Берегите себя и своих близких!

В случае возникновения чрезвычайной ситуации звоните в ЕДИНУЮ СЛУЖБУ СПАСЕНИЯ по телефону «01» (с сотовых телефонов – 112).

ГУ МЧС России по Тверской области
01 мая 2015
Байки о картонных подошвах и большой войне

Большая война и всплеск преступности

«Кому — война, а кому мать родна», — гласит народная пословица. Первая мировая унесла миллионы жизней честных и работящих людей, но стала «родной матерью» казнокрадам, наркоторговцам и бандитам всех мастей. Пока европейские монархи делили мир (еще не зная, что и сами потеряют троны, а то и головы), пока миллионы восторженных простаков кричали «Проливы наши», ловкие люди начали зарабатывать на мировой бойне еще до ее первых выстрелов. Чуть позже преступниками вынужденно пришлось стать и многим из числа тех самых восторженных простаков, потерявших в условиях разрухи привычную работу и место в жизни.

Байки о картонных подошвах и правда о краже «вагонами»

Наверное, у многих даже просвещенных и образованных людей при сочетании слов «Первая мировая война» и «интендант» в голове подобно 2х2=4 выскакивает «результат сложения» — солдатские сапоги на картонной подошве, которые вороватые снабженцы поставляли на фронт. Однако попытки поиска конкретной информации на «подошвенную» тему малоудачны: уж чего-чего, а массовых партий бракованных сапог все-таки не было. Солдаты воевали в доброкачественной обуви, был зафиксирован лишь отдельный случай халтурной работы сапожников из поволжского города Кимры. Начало Первой мировой войны их весьма порадовало: от правительства поступили крупные заказы на армейскую обувь. Цена возросла чуть ли не втрое, а качество... халтура, или, как говорили сами ремесленники, «чума», нескольких мастеров по недосмотру оказалась в партии одного из поставщиков. Против купца-бедолаги тогда возбудили уголовное дело, затаскали по судам, и он вскоре от переживаний умер.

Зато безнаказанными чаще всего оставались тысячи других воров, наживших миллионы на солдатской крови. И крали они не кусочки подошвенной кожи, а целые вагоны. Механизмы подобных хищений хорошо известны и по нашему времени: «откаты» за само право «выиграть конкурс» на поставщика амуниции для армии, завышенные цены закупок и последующий распил «излишка» и т.д. Историческая программа Владимира Тольца на «Радио Свобода» приводила многочисленные примеры из жизни интендантов, разбогатевших на «откатах» еще в канун Первой мировой.

«Председатель Двинской приемной комиссии действительный статский советник Домнин, вступив в должность, объявил, что полагавшимся его предшественнику процентом удовлетвориться не может, предложил поставщикам увеличить вознаграждение и строго следить за своевременностью расчета; в расчетах был щепетилен, не прощал недоданного рубля, а как средство к понуждению неизменно применял усиленное забракование».

«Главный смотритель Тамбовского, а затем Московского вещевых складов, полковник Ясинский в Москве и в Тамбове пользовался симпатиями поставщиков; этим только можно объяснить, что все тамбовские поставщики утверждали, что "запамятовали", платили ли они Ясинскому деньги или нет. Московские сдатчики оказались откровеннее и объяснили, что все они платили положенные 0,5% со всех сдававшихся в склад товаров, но вместе с тем удостоверили, что Ясинский никогда денег не вымогал, об уплате не напоминал, размера платежей не проверял, и поэтому его некоторые даже обсчитывали».

Не прелесть ли? Взяточник, которого взяткодатели обсчитывают! И еще такой деликатный, — не напоминает об уплате… Что же касается размеров «откатов», то в проклятые царские времена они были по нашим меркам смешными. При сдаче товара на склад это было максимум 1,5% от его стоимости, а иногда и упомянутые 0,5% (даже не пресловутые 2%!). Причем самому начальнику склада оставалась треть, а остальное шло «наверх» по системе армейской коррупции. Один из тогдашних армейских завхозов «погорел» на том, что затребовал две копейки с аршина сдаваемого ими на склад холста вместо одной. Трудно даже поверить, что из таких грошей можно было сложить состояние:

«Доходы Гирса вследствие колоссальности оборотов Московского вещевого склада, достигали до сотен тысяч рублей в год. Приехал Гирс в Москву без средств, — а вскоре завел уже великолепных лошадей, стал вести широкую жизнь и купил рудники».

Куда прибыльнее откатов было банальное расхищение военной амуниции и продовольствия для армии, практиковавшееся еще в годы Русско-японской войны. В более поздние, советские времена «воровство вагонами» было известно телезрителям по сериалу «Место встречи изменить нельзя», а на практике оно выглядело так: на крупных станциях, где эшелоны «отстаивались» по несколько дней, попросту отцепляли один из вагонов от состава, быстро меняли на нем номер и… «угоняли». Конечно, возникает вопрос: ну, продовольствие понятно, а кому были нужны тысячи солдатских шинелей, где их можно было продать? Ответ на этот вопрос прост, как те самые «откатные» две копейки, — да тем же интендантам снова эти «вагоны мануфактуры» и продать. По второму разу, снова за «откат».

К Первой мировой войне царскому правительству немного удалось обуздать подобные безобразия, но, увы, не до конца. 5 марта 1916 года на станции Батайск под Ростовом «накрыли» целую шайку из 34 местных железнодорожных служащих, воровавших «вагонами». Но следствию удалось отыскать «концы» лишь одного из них, товар из которого был продан за 100 тысяч рублей.

Воровали не только интенданты, но и боевые офицеры. Например, большим скандалом в апреле 1916 года стало самоубийство капитана 1-го ранга, командира линкора «Полтава» Владимира Гревеница — человека широкой души, любившего кутежи и женщин. Как выяснилось, капитан предпочел застрелиться, когда вскрылась растрата им казенных денег (6554 рубля 32 копейки), предназначенных на покупку краски для корабля.

8 августа 1916 года газета «Русское слово» писала о попытке шайки мошенников продать украденные продукты для армии… самим журналистам и работникам типографии! Младший писарь военного склада, некто В. Щербаков, был арестован во дворе редакции газеты, при обыске у него было изъято 2300 рублей и книжка с пометками о ранее произведенных «операциях».

Коррупция отмечалась и в общественных организациях, созданных в помощь фронту — Земсоюзе, Земгоре и т.д. К примеру, в январе 1916 года московский городской голова и глава Московского городского союза, видный кадет и потомственный купец Михаил Челноков рассказывал, что его организация, выполняя заказ на пошив 3 миллионов солдатских папах, руководствовалась нормами казенного отпуска сукна и… получила прикрой в размере 30 верст ткани!

Самым же громким случаем преступности в военно-чиновничьей среде в годы Первой мировой войны принято считать «дело Сухомлиновых» — военного министра в 1909–1915 годах Владимира Сухомлинова и его супруги. Обстоятельства его дела, разбиравшегося следователями сначала при царе, потом при Временном правительстве и тянувшегося с 1915 по 1917 год, остаются малопонятными по сей день. Сухомлинова обвиняли и во взяточничестве, и в плохой подготовке армии к войне (которая в 1915 году действительно испытывала серьезный «снарядный голод» и была вынуждена отступить на сотни километров) и даже в работе на немцев. Но при этом Сухомлинова всячески выгораживали приближенные к Николаю II сановники и императрица.

Лишь благодаря твердой позиции министров юстиции Александра Хвостова и Александра Макарова его дело хоть как-то расследовалось. Выяснилось, что супруга Сухомлинова общалась с нечистым на руку дельцом и фальшивомонетчиком Николаем Соловьевым, который через ее протекцию был пристроен мужем на работу в контрразведку. Только после свержения монархии Сухомлинову вынесли приговор: за плохую подготовку армии к войне — пожизненная каторга. Но… вскоре она была заменена на обычное тюремное заключение в Петропавловской крепости. А потом пришедшие к власти большевики, чей «красный террор», мягко говоря, не отличался гуманизмом, вдруг помиловали царского министра Сухомлинова, как старого и больного человека. Он немедленно выехал и… конечно же, в Германию!

Спекуляция как наследие царского режима

Считается, что слово «спекуляция» по отношению к росту цен на продукты и другие товары первой необходимости, продававшиеся втридорога из-под полы, придумали коммунисты. Но если полистать подшивки старых газет, видно, что его начали активно употреблять уже в 1915–1916 годах. В условиях нараставшей хозяйственной разрухи в игрушки с объективными законами экономики изволил поиграть сам царь-батюшка, повелевший «запретить ценам расти». Разумеется, это немедленно привело к перебоям с поставками сахара, а потом и мяса, муки. Пропаганда объясняла народу, что еда пропала не от вмешательства в экономику, а исключительно из-за деятельности нехороших «спекулянтов», которые (ну надо же!) почему-то решили нажиться на «дефиците»:

«Несмотря на все старания всевозможных продовольственных совещаний, комитетов и пр. в Москве развивается спекуляция, — писала газета "Русское слово" от 21 декабря 1915 года. — Пшеничная мука в течение ноября поступала в Москву в большем количестве, чем о том можно судить по сведениям порайонного комитета. Однако поступающую муку вывозить не торопились. Так, с 17 ноября по 2 декабря в Москву поступило 704 000 пудов муки, а вывезено только 502 000 пудов. Не менее 170 000 пудов муки оказалось за это время невыгруженными и невывезенными.

Кто же эту муку получает? <…> Выясняется, что в последнее время крупные торговые дома стягивают муку в Москву. Только одна фирма Нойманов-Нойменов вывезла со станции 25 000 пудов муки. <…> Овес стягивается в Москву двумя банками. Для какой цели стягивают овес банки, пока сказать трудно».

А вот сообщение в том же «Русском слове» от 22 октября 1915 года. «Около 40 вагонов сахара, прибывших в Петроград на имя Московского купеческого банка, по невыясненным причинам вместо железнодорожной станции Московско-Виндаво-Рыбинской дороги очутились в порту и стоят здесь в течение недели. Градоначальник составил об этом акт. Существует предположение, что 40 вагонов сахара были отправлены в порт со злым умыслом в целях сокрытия товара.

Во время дальнейшего осмотра петроградского порта князем А.П. Оболенским выяснилось, что в порту сосредоточено несколько сот вагонов с продовольственным грузом, которые стоят перезагруженными с 28 мая текущего года. Вагоны эти содержали самые необходимые для петроградского населения продукты, как то: муку, сахар, овес и т.д. Большинство этих грузов прибыло по накладным на предъявителя, причем владельцы продуктов, по-видимому, в спекулятивных целях грузов не получали».

Но уже к 1916 году «наезжать» на банки и крупные торговые дома почему-то перестали. Возможно, по тем же причинам, по которым императрица «отмазывала» и Сухомлинова. Дела с продуктами стали еще хуже, а полиция и пропаганда теперь пыталась «сорвать покровы» с совершенно непричастных людей:

«В числе причин, вызвавших и продолжающих вызывать дороговизну продуктов первой необходимости, давно уже указывали на деятельность всевозможных дельцов, нахлынувших за время войны в Москву со всех концов России, — писала все та же газета "Русское слово" за 22 января 1916 года. — Среди этих дельцов, как было установлено, находилось немало лиц, не имевших права жительства в Москве и торговавших без промысловых свидетельств. <…>

Слухи о появлении полиции вызвали большой переполох и в биржевом зале. Многие биржевики, даже из числа москвичей, бросились к выходу, желая "во избежание неприятности" уехать. Но их уже встречали чины полиции, которые требовали предъявления входного билета, паспорта и т.д. Не имевших документов группами, под конвоем городовых, отправляли в городской участок. В числе лиц, у которых не оказалось документов, попались и некоторые владельцы крупных фирм и обладатели больших состояний. В числе задержанных называли Аветисяна (торговля шелком), Дулгорова (шелк и хлопок), Лаговьера (бриллианты и драгоценные камни), Анжело (итальянский подданный, бриллианты и драгоценные камни), Макеева (меняльная лавка), Вольберга, Либермана, Каценеленбогена и др. Вообще среди задержанных были люди самых различных национальностей, возрастов и сословий. В толпе 500–600 человек, волновавшейся во дворе городского участка, "бобры" чередовались с потертыми пальто. Здесь перемешались евреи, армяне, персы, русские. Было несколько дам».

Забавная ситуация! Пропаганда пишет о «дороговизне продуктов первой необходимости», а «прессуют» армянского торговца шелком, даму в потертом пальто. Но «пипл» до поры «хавал», пока к февралю 1917 года в крупных городах не начались перебои уже с элементарным черным хлебом. И тогда, как известно, «неожиданно» произошла революция Февральская, а потом и большевистская, надолго покончившая и с торговыми домами, и с банками, биржами, — но никак не с дефицитом и «спекулянтами».

Мир грез против мира боли

Среди прочих тридцати трех несчастий, свалившихся в годы Первой мировой на человечество, была и первая глобальная вспышка потребления наркотиков миллионами людей. Возбуждающие вещества раздавались для «поддержания тонуса» и просто «для храбрости», а впоследствии... Будущий нацистский преступник, рейхсмаршал фашистской Германии Герман Геринг, служивший летчиком, перед боевым заданием с охотой вдыхал белый порошок. Через 30 лет Геринг превратился в конченого наркомана, во время ареста в 1945 году в его багаже нашли 20 тысяч ампул.

История, которую публиковала голландская писательница Конни Браам, шокирует: на самых опасных участках фронта британцы через медчасти выдавали кокаин и пехотинцам. Для удобства приема в окопах наркотик изготавливали в форме таблеток под названием «Ускоренный марш» с краткой аннотацией: «Ослабляет чувство голода и усиливает выносливость». В годы Первой мировой огромная фабрика по производству кокаина работала в нейтральных Нидерландах, сырье для которой поставлялось из Голландской Ост-Индии (нынешняя Индонезия). Как беспристрастные нейтралы, голландцы продавали наркотики и Антанте, и Центральным державам до 13 тонн в год. В меньших количествах кокаин производили и немцы на фабрике в городе Дармштадт. В Великобритании целый список наркотиков был выведен из легального оборота лишь в мае 1916 года, но в других странах либерализм в этой сфере продолжался. В итоге после войны наркоманами стали сотни тысяч демобилизованных солдат (многих даже приравняли к инвалидам войны), а в психиатрических стационарах США и Европы наркоманов лечилось больше, чем алкоголиков.

В русской армии столь широкие «эксперименты», к счастью, не проводились, но врачами при подготовке раненых к операциям широко использовался опиум, иногда называвшийся «солдатским лекарством». Качественный наркоз в начале ХХ века еще был редкостью, разрушительные последствия наркотиков для организма до конца тоже не были изучены: до Первой мировой войны культивирование мака в огромной империи не воспрещалось, а сами наркотики можно было свободно купить в аптеке. Над процессом запрещения только раздумывали (первая международная конвенция в Гааге в 1912 году о контроле за оборотом наркотических средств, ее условия были приняты большинством стран только к 20-м годам).

Накануне подготовки к большим сражениям опий и морфий завозились в полевые лазареты килограммами, о чем сетовал знаменитый хирург Николай Бурденко. А спустя всего несколько лет, в 1917–1922 годах, разорение аптек, в которых имелись наркотики, солдатами и матросами, как белыми, так и красными, стало обычным явлением… Но ничего более качественного, чем опиум, тогдашняя фармацевтика предложить не смогла, да даже и опиум поступал с перебоями. Без опиума, к слову, было еще хуже — стоны и крики из операционных пугали новобранцев за десятки метров. Перебои же происходили из-за разногласий в российских верхах: бороться ли с наркотиками или оставить все как есть ради нужд фронта.

Так, на межведомственном совещании МВД и департамента земледелия 14 мая 1915 года в Петрограде присутствующие решили продолжить возделывание опийного мака и развитие его переработки. Предприимчивые люди в Средней Азии, Приморье и Приамурье (прежде всего из числа переселенцев из Китая — самих китайцев, дунган и уйгуров) уже давно занимались его выращиванием, арендуя земли казаков и крестьян. Аренда была легальной, хозяева угодий получали за нее куда большие деньги, чем могли бы выручить от обычного хлебопашества. В результате в некоторых местах под посевы опийного мака и индийской конопли уходило до половины пахотных земель, а многие казаки и крестьяне предались откровенному безделью, пропивали деньги и не занимались хозяйством. В селениях резко возрос уровень преступности, чиновники погрязли в мздоимстве, все чаще начали возникать массовые беспорядки, практически прекратилось освоение новых земель.

Постепенно выходцы из Китая вовлекли среднеазиатских кочевников и русских поселенцев не только в арендные отношения, но и в наркоторговлю. Ведь основным потребителем их «продукции» был сам Китай, где количество наркоманов достигало 10 миллионов, а выращивать опиум было трудно: местные власти активно боролись с дурманом. Официальный Пекин с завидной регулярностью высказывал претензии русским — «с вашей территории поступает смертоносное зелье». Наркотики изымались на границе десятками тонн, но наркоторговцы все равно оставались не в накладе. Доходило даже до того, что опиум, выращенный в глухих районах Синьцзяна на западе Китая, везли через территорию России на густонаселенный восток Китая — это было безопаснее и проще. Везли, естественно, «лица славянской национальности», не вызывавшие никаких подозрений.

Постепенно количество перешло в качество, и к 1915 году при отсутствии активных усилий со стороны центральных властей в торговлю наркотиками оказалась вовлечена уже огромная часть инфраструктуры пограничных с Китаем регионов. Свою долю получали пограничные и таможенные чины, полиция и т. д. Во многих местностях наркоторговцы установили свои порядки и законы, на корню скупив местных «Акакиев Акакиевичей».

«Опиумные» и «гашишные» кланы Туркестана и Приморья уже тогда обладали основными признаками, присущими нынешним мафиям. Это жесткие системы конспирации и организации, разветвленность, профессионализм, стремление к сверхдоходам, коррумпированность, попытки влияния на исполнительную и отчасти даже на законодательную власти. Среднеазиатские наркоторговцы уже начали выходить и на международный рынок, начав «экспортировать» зелье в Европу.

7 июня 1915 года Николай II неожиданно обратил на это внимание и утвердил закон «О мерах борьбы с опиумокурением», вступавший в явное противоречие с майскими решениями межведомственного совещания. Теперь, в качестве «эксперимента» в Приамурском генерал-губернаторстве и Забайкальской области Иркутского генерал-губернаторства вводился запрет на посевы, сбор, хранение, продажу и ввоз в страну опиума. Этот документ поставил вне закона огромное количество людей — десятки тысяч уйгур, дунган, китайцев и русских, для которых наркобизнес был легальным способом к существованию. Закон затронул интересы крестьян, торговцев, контрабандистов, чиновных мздоимцев (причем по обе стороны границы), объединенных в мощные криминальные кланы.

Естественно, эти силы не хотели безропотно подчиниться властям. Уже 15 июня 1915 года из Приамурья в адрес российского правительства пришла телеграмма. Отправителем ее значилась безвестная жена есаула Шестакова, однако текст телеграммы заставил государственных мужей сильно призадуматься:

«Муж ранен в японскую кампанию, теперь находится в действующих войсках. Сын тоже ранен и теперь лежит в петроградском лазарете. Оставшись одна, принуждена была сдать землю в аренду китайцам, которые за неимением хлебных семян ввиду бывшего наводнения засеяли землю маком. В таком же положении тяжком находятся жены и матери казаков, мужья и дети которых в рядах действующей армии. Законом запрещен посев мака. Таким образом, закон обратного действия не имеет, но войсковая администрация распорядилась теперь же уничтожить мак (имеется в виду, что посеян мак был раньше оглашения закона. — РП.). Уничтожением посеянного мака как меня, так равно все население Полавского округа, где из 17000 десятин засеяно маком более 8000, ждет полное разорение. Среди арендаторов, превышающих численностью более 4 тысяч, — сильное брожение. Возможно ждать в случае уничтожения мака полный разгром. Прошу защиты и распоряжения произвести сбор мака в настоящем году».

По существу, эта телеграмма представляла собой открытый ультиматум властям — либо наркотики, либо массовые беспорядки. Слишком очевидно в телеграмме просматривались интересы наркоторговцев и слишком неправдоподобно для безграмотной жены казака выглядели юридические пассажи. После долгих раздумий власти решили на время оставить все в прежнем виде, а к осени 1915 года отдали решение — что делать с наркоторговцами — на откуп местным губернаторам. Они, люди военные, долго думать не стали, и за несколько недель из Приамурья были депортированы все оказавшиеся под рукой китайцы (более 5 тысяч человек). Казаки шашками вырубили их «плантации», а «жена есаула» не восстала.

Подивившись простоте, с какой проблема наркотиков была решена на Дальнем Востоке, власти решили применить этот опыт и в Туркестане, но раздававшиеся из операционных вопли долетали уже до Петрограда. Фронтовые хирурги требовали опиум, опиум, опиум… И дунганам с уйгурами вновь разрешили легально выращивать мак, но с условием, что продукцию они будут продавать властям. Хитрые азиаты кивнули, но кивок в данном случае оказался «болгарский» — не то «да», не то «нет». Дефицит обезболивающих средств в госпиталях был и вправду вскоре ликвидирован, но до 80–90% урожая снова уходило в руки наркоторговцев и контрабандой переправлялось в Китай.

«Ножичков на всех хватит»

Что касается уличной и бытовой преступности, то в самом начале войны она даже немного снизилась. Прежде всего это было связано с введением «сухого закона»: борцы за трезвость радостно рапортовали, что потребление алкоголя упало более чем в десять раз, число самоубийств на «пьяной» почве — вдвое. Даже среди пациентов психиатрических клиник алкоголики составляли в 1915–1916 годах менее 1% (по сравнению с более чем 20% до войны).

Впрочем — и совсем «в завязку» Россия тоже не ушла. «По распоряжению градоначальника арестованы на 3 месяца 9 человек, уличенных в изготовлении для продажи алкогольных напитков из денатурированного спирта, — писала газета "Русское слово" от 17 ноября 1915 года. — За появление на улице в нетрезвом состоянии подвергнуты штрафу в 100 рублей с заменой арестом на 1 месяц 103 лица».

Но в том же 1915 году дороги и города России заполонили потоки обездоленных беженцев, в тыл начали пробираться ошалевшие от каждодневного вида смертей дезертиры, а чердаки и подвалы обживали первые беспризорники. Спустя два года заметно взлетели цены на продукты, а некоторые и вовсе начали распределять по карточкам. Питательная среда для уличной и бытовой преступности набухала, как тесто на дрожжах, и тут снова «неожиданно» выяснилось, что кражи, грабежи, изнасилования и даже убийства совершаются не только спьяну от денатурата.

Дезертиры не могли «социализироваться» в прежней жизни уже никак, и именно они составили основную «пехоту» шаек. В конце 1915 — начале 1916 года одна из таких банд терроризировала Брянск и соседнюю Бежицу: привыкшие к насилию и не боящиеся крови беглые солдаты нападали на дома, лавки, на богато одетых прохожих. «Накрыли» банду лишь в феврале 1916 года, — между дезертирами и полицией разгорелось настоящее сражение, задержали почти 60 человек.

В условиях распада традиционной морали лихость и удачливость налетчиков стала модной и среди молодежи. В 1916 году по Екатеринбургу, наводя страх на обывателей, поползли слухи о дерзких бандах с громкими названиями: «Рыцари кинжала», «Серые волки», «Таежные братья», «Пиковые валеты». Когда сыщики арестовали этих «валетов», — ими оказались… тогдашние учащиеся Шадринского реального училища. Они лишь приезжали в Екатеринбург на короткие «гастроли», а потому долгое время оставались неуловимыми. Вскоре удалось покончить и с «Рыцарями кинжала». Как выяснилось, эту банду создали оставшиеся без средств к существованию беженцы из занятых немцами губерний. Их главарь оказался по-своему совестливым человеком, — узнав, что им заинтересовалась полиция, покончил жизнь самоубийством.

Известным и дерзким бандитом в годы Первой мировой войны был будущий «красный герой», член Реввоенсовета СССР и один из основателей приднестровской Молдавской автономии Григорий Котовский. Бежавший с Нерчинской каторги, он создал шайку налетчиков, которая орудовала в Бессарабии. До 1915 года банда Котовского грабила только обывателей, но затем перешла и к налетам на конторы и банки. Самым громким преступлением стало ограбление казначейства в городе Бендеры.

Котовского арестовали лишь в июне 1916 года. Он был приговорен к смертной казни, но… находясь в камере смертников, написал настолько убедительное покаянное письмо с просьбой отправить его на фронт и «искупить вину», что заставил пустить фигуральную слезу даже командующего Юго-Западным фронтом Алексея Брусилова. Брусилов добился отсрочки казни Котовского, а после Февральской революции Котовский написал письма уже военному министру Александру Гучкову, командующему Черноморским флотом Александру Колчаку, и они тоже ходатайствовали, — уже за его освобождение. В мае 1917 года «начавшего новую жизнь» бессарабского налетчика помиловал сам Александр Керенский, сменивший Гучкова на посту военного министра. В день помилования Котовский пришел в оперный театр Одессы, произнес там «пламенную революционную речь» и вызвал бешеные овации публики. Тут же он устроил и аукцион по продаже своих кандалов, выручив за них три тысячи рублей.

По просторам России тем временем катился уже настоящий девятый вал преступности. Ведь в роковом 1917 году одно наваливалось на другое: военные поражения — на разгон сыскной полиции, дефицит хлеба — на поток дезертиров с фронта… Плюс — уже в дни Февральской революции многим матерым уголовникам удалось вырваться на свободу, когда толпа солдат и рабочих освобождала «жертв царского режима» из петроградской тюрьмы «Кресты».

Стража тюрьмы вначале отказывалась открыть ворота митингующим и стреляла в воздух. В ответ революционные солдаты открыли уже огонь на поражение по «вертухаям», послышались стоны раненых, и охранникам пришлось подчиниться. Солдаты и рабочие заполнили тюремные дворы, заставляли надзирателей открывать двери корпусов и камер, — вскоре все две тысячи сидельцев, среди которых «политических» было максимум несколько десятков, оказались на свободе. Солдаты обнимали и целовали всех без разбора, немногочисленные жертвы режима толкали речи на импровизированном митинге, а радостные уголовники разбегались по «малинам». Подобное произошло и в некоторых тюрьмах других городов, после чего на улицах можно было видеть людей в арестантской одежде, как пишут очевидцы, «некоторых — даже с бубновым тузом на спине». Временному правительству ничего не оставалось делать, как «возглавить процесс» и объявить уже в марте 1917 года «об облегчении участи» заключенных, о широкой амнистии вначале для «политических», а потом и для части остальных узников. На свободу вышло около 15 тысяч опасных уголовников-рецидивистов.

В результате число особо тяжких преступлений возросло многократно. Например, в марте-августе 1916 года в Москве было зафиксировано 3 618 преступлений, а за аналогичный период 1917 года — уже 20 628. В 1918 году в Москве было 28 500 только одних вооруженных грабежей. Расследовать все из них было уже некому: созданная Временным правительством гражданская милиция состояла в основном из гимназистов и студентов, в лучшем случае — из бывших городовых, милиция советская — из «сознательного пролетариата». В частности, начальником уголовного розыска петроградской милиции в 1919 году стал Александр Ульянов, рабочий-большевик с фабрики «Скороход». Лишь спустя время и в ту и в другую милицию, хлебнувшую лиха, начали принимать «старых спецов» — «сыскарей». Поэтому налетчики чаще всего оставались безнаказанными, получали стимул на повторение «подвигов».

«Социально-близкие»

Революция, рождавшаяся в горниле Первой мировой, вначале несла в себе много романтизма. В частности, многие социалисты считали, что преступность в России существовала не из-за неизбежных пороков человеческой натуры, а только из-за уродств старого строя, основанного на подавлении личности. Некоторые же, в том числе и большевики, даже выдвигали теории о «социальной близости» уголовников к идеалам социализма, так как бандиты часто организованы в своеобразные «коммуны» (шайки), не имеют частной собственности, эксплуатирующей труд рабочих. Поэтому надо всего лишь направить их энергию в мирное русло.

Как пишет исследователь истории, жаргона и субкультуры уголовно-арестантского мира России Александр Сидоров, уже в апреле 1917 года городская дума Ростова-на-Дону решила для «демократического колорита» создать в известном своими криминальными традициями городе общество помощи бывшим уголовникам. Его возглавил уголовный «авторитет» Колька Рыбалка (список остальных его кличек занимал машинописную страницу в полицейском протоколе). Собравшиеся в общество бандиты торжественно поклялись жить честным трудом и помогать в трудоустройстве своим «коллегам», пристраивать малолетних в ремесленные училища, бороться со скупкой краденого, организовывать досуг (лекции, благотворительные концерты и спектакли). Для пропаганды общества бывших уголовников была организована грандиозная манифестация карманников и гоп-стопщиков с митингом перед зданием городской думы. 350 бывших уркаганов присягнули, что не вернутся к «позорному прошлому» и получили по 500 рублей на начало «новой жизни», продовольственные пайки и направление на работу. Однако жители города уже на следующий день заметили, что количество грабежей, краж и убийств в «Ростове-папе» не слишком убавилось, а на операции против отдельных банд та же городская дума бросала милицейские отряды по триста человек. На своих «малинах» уголовники признавались друг дружке, что приходили в общество помощи лишь для того, чтобы «прибарахлиться и подъесться на харчах "фраеров"».

А петроградские уголовники в 1917 году на своих сходках (в которых участвовали не только налетчики, но и «барыги») обсуждали более фундаментальные проблемы. «Общество решило, — пишет Александр Сидоров, — необходимо уничтожить архивы уголовного розыска, оставшиеся еще с царских времен. Там хранились отпечатки пальцев, сведения о судимостях, уголовном "почерке" (методах работы преступника) и т.д. Проведение операции поручили налетчику Каримову и карманнику Блинову.

Правда, осуществление плана отодвинулось, поскольку тут не ко времени грянула Октябрьская революция. Однако 29 октября 1917 года в столичном управлении уголовного розыска все-таки вспыхнул пожар. В пламени погибли почти все документы, собранные за долгие годы «элементами сомнительной нравственности» (так с пролетарской проницательностью окрестили большевики бывших сотрудников полиции)». Позднее «сыскарям» уголовной полиции, перешедшим на службу к большевикам, пришлось восстанавливать фамилии и клички наиболее опасных преступников, перечни их прошлых дел и судимостей по памяти.

30 апреля 2015
Авиапатруль наблюдает обширную дымовую точку в 15 км северо-западнее города Кимры
Комитет лесного хозяйства Московской области предупреждает о возможном появлении в четверг запаха дыма в Подмосковье и Москве из-за пожаров в Тверской области, сообщили в пресс-службе ведомства.

"В 14:40 в четверг при выполнении авиапатрулирования лесного фонда Московской области наблюдалась обширная дымовая точка на территории Тверской области, в 15 км северо-западнее города Кимры. В связи с тем, что в настоящее время наблюдается ветер северного и северо-восточного направлений, возможно задымление на территории Московской области, преимущественно на территории Талдомского и Дмитровского районов", - говорится в сообщении.

В нем отмечается, что также возможно появление запаха дыма в Москве.

30 апреля 2015
На Первомай в Кимрах возможно нарушение энергоснабжения и водоснабжения
Об этом предупреждают в областном МЧС.

МЧС России по Тверской области выпустило оперативный прогноз возникновения и развития чрезвычайных ситуаций на территории региона 1 мая.

Согласно ему, на Первомай повышается вероятность возникновения единичных очагов природных пожаров в лесах и на торфяниках с риском перехода огня на дома.

Кроме того сохраняется вероятность возникновения аварийных отключений, связанных с изношенностью инфраструктуры при эксплуатации объектов ЖКХ области (водопроводные, канализационные и электрические сети), - сообщают в областном МЧС. - Наибольшая вероятность такого рода происшествий прогнозируется в городах: Кимры, Вышний Волочек, Торжок, Ржев и Тверь. Причины – износ водопроводных сетей – 69,29%, канализационных сетей – 69,4%, электрических сетей – 60,5%.

Источник: Афанасий бизнес

30 апреля 2015
Кимрские экипажи в числе победителей на стартах внедорожников «Весенняя распутица»
25 – 26 апреля на территории Калининского района Тверской области состоялись традиционные старты внедорожников «Весенняя распутица».

В рамках двухдневного спортивного марафона прошли 1-й этап Кубка РАФ Центрального региона (он же отборочный этап чемпионата России), 1-й этап чемпионата Тверской области и 1-й этап первенства джип-клуба «Лебедушка» по трофи-рейдам.

На старт вышло более 40 экипажей из разных регионов. Для участников это была возможность испытать себя на интересных трассах, побороться за призы, встретиться с единомышленниками, испытать в деле произошедшие с машиной модернизации и «раскататься» после «зимней спячки».

В программе были три спецучастка – свободное GPS – ориентирование, а также линейные СУ, которые прошли в первый день соревнований на бескрайних лесах и болотах Тверской области. Главной изюминкой «Весенней распутицы-2015» стала кольцевая гонка с раздельного старта и коварной и непредсказуемой полосой препятствий во второй день стартов.

Результаты соревнований представляет портал Tverigrad.ru:

Кубок РАФ

ТР3. 1. Олег Харченко/Александр Филатов (Москва/Белгород). 2. Николай Успенский/Олег Некрасов (Тверь). 3. Николай Зиновкин/Денис Горлов (Тверь).

ТР2. 1. Александр Николаев/Дмитрий Калинин (Москва). 2. Иван Шихотаров/Михаил Кобзарь (Калининград). 3. Иван Лозин/Алексей Поправка (Москва).

ТР1. 1. Павел Богачев/Александр Алексеев (Санкт-Петербург). 2. Владимир Рыжиков/Александр Тихомиров (Кимры). 3. Владимир Никошин/Павел Ляминков (Москва).

Первенство клуба

Профи. 1. Алексей Вихарев/Максим Игнатьев (Тверь). 2. Евгений Карпов/Сергей Воронов (Москва). 3. Дмитрий Швец/Вадим Курбатов.

Туризм. 1. Денис Просвирнин/Владимир Гузов (Кимры). 2. Евгений Буренков/Дмитрий Музыченко (Тверь). 3. Роман Романов/Денис Денисенко (Кимры).

Стандарт. 1. Егор Швец-Тэнэта-Гурий/Игорь Литвинов (Москва). 2. Максим Афанасьев/Андрей Щегравин (Тверь). 3. Сергей Лепешкин/Дмитрий Лепешкин (Кимры).

30 апреля 2015
В рамках рабочей поездки в Кимры депутат ГД Светлана Максимова провела встречу с местными фермерами
В рамках рабочей поездки в Кимры депутат Государственной Думы от фракции «Единая Россия» Светлана Максимова провела встречу с местными фермерами и поздравила с приближающимся праздником Победы ветеранов Великой Отечественной войны и вручила им подарки.

Теплая беседа за чашкой чая собрала тех, кто сохранил в памяти страшные события сорок 41-45 годов. Из уст участников Великой Отечественной звучали подлинные истории военных лет.

«Дошел я до Одера, своими глазами видел Одер. А тут казус приключился. Откуда он взялся, негодяй? Прострелил руку, грудь. Он подумал, что убил. Потом был госпиталь… Трудности, конечно, были. Мокрые, голодные, холодные, вперед, вперед, вперед. У народа была единственная цель – победить фашизм», — рассказывает Владимир Чуприн – участник Великой Отечественной войны.

Нина Муллаева в боевых действиях участие не принимала, она встретила войну ребенком. А вот все ее родные погибли в сражениях под Сталинградом. Мужество и благородство советских солдат останется в веках.

«Скольким детям подарили детство, подарили радость и весну, рядовые армии советской, люди победившие войну. И в берлине в памятную дату был воздвигнут, чтоб стоять в веках, памятник советскому солдату, с девочкой спасенной на руках», — прочла строки стихотворения поэта Георгия Рублева ветеран труда Нина Муллаева.

В завершении встречи Светлана Максимова поблагодарила участников Великой Отечественной войны за теплый прием, поздравила с наступающим Днём Победы и вручила памятные подарки.

После беседы с ветеранами, с теми, кто защищал нашу страну, поднимал хозяйство и работал на земле в годы войны, Светлана Максимова встретилась с теми, кто посвятил свою жизнь селу сегодня. В Кимрском районе работает ряд перспективных фермерских и личных подсобных хозяйств, которые занимаются животноводством, растениеводством и овощеводством. И, тем не менее, многим сельхозникам сегодня приходится тяжело. Растут цены на дизельное топливо, на минеральные удобрения, возникают проблемы с земельным законодательством, остро ощущается нехватка кадров. Об этих проблемах говорили на встрече с главами поселений и фермерами Кимрского района.

«Стучишь, стучишь в какую-то дверь: для малых предприятий сделайте послабление, не нужно всех под одну гребенку. Нам сказали, у вас будет единый, на самом деле, мы платим отдельно земельный, транспортный. И по каждому налогу в этом году камеральные проверки. Полностью, до каждой копейки, не сошлось на копейку, — счет закрываем», — говорит Нелли Числова — глава крестьянско-фермерского хозяйства «Калинка».

Мелкий бизнес необходимо освободить от налогов, считает Светлана Максимова. Она предлагает перевести тех сельхозпроизводителей, чей доход составляет менее 10 миллионов, на патентную систему.

«У нас много личных подсобных хозяйств, которые хотят перейти в фермерское хозяйство, чтобы поучаствовать в гранте, чтобы работать, чтобы получать прибыль, а так же получать субсидии, которые получает сельхозпроизводитель, но они боятся бухгалтерии, налогов, проверок. И поэтому я считаю, что мелкий бизнес нужно освободить от всего. Чтобы они купили патент и работали», — заявила депутат Госдумы. Еще одним пунктом рабочей поездки Светланы Максимовой стал поселок Белый Городок. Парламентарий поздравила ветеранов Великой Отечественной войны с Днем Победы и приняла участие в закладке аллеи Памяти.

Источник: Тверские ведомости

29 апреля 2015
В России сожительство и венчание предлагают приравнять к законному браку
Идею приравнять сожительство к официальному браку предложил адвокат Александр Добровинский, известный по неоднократным судебным спорам среди семей российских олигархов.

Как сообщает Интерфакс, он планирует получить подписи как минимум 100 тысяч россиян под этой инициативой, и тогда власти будут обязаны её рассмотреть и, возможно, внесут соответствующие изменения в Семейный кодекс. Адвокат пояснил, что его предложение призвано повысить рождаемость в стране, поскольку именно отсутствие прочных гарантий и признанного статуса удерживает женщин от рождения детей без официального оформления отношений.

– Мы хотим приравнять сожительство к браку, начиная с определенного срока совместного проживания людей. В том случае, если они расходятся, купленное в течение этого времени имущество должно делиться 50:50, – пояснил юрист.

По его мнению, совместное проживание могло бы считаться браком после двух совместно проведенных лет и устанавливалось бы при помощи свидетельских показаний и фото. Кроме того, адвокат предлагает ввести обязательное изучение судом причин развода пары и наказывать виновника материально при разделе имущества, а также обязать его платить алименты не только детям, но и брошенному супругу.

В свою очередь в РПЦ полагают, что браки, заключаемые религиозными организациями, также следует наделить официальным статусом.

– Надо подумать и о введении такой нормы, согласно которой после того, как церковная организация соединит мужчину и женщину, церковный брак был приравнен к законному, – заявил глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства РПЦ протоиерей Димитрий Смирнов.

Кроме того он напомнил, что до революции в Российской империи функции загсов выполняли именно религиозные организации.

29 апреля 2015
В Тверской области будут амнистированы 2600 человек
Абсолютное большинство из них осуждены без лишения свободы.

В Тверской области началась подготовка к применению амнистии, объявленной Постановлением Государственной Думы в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. Напомним, на основании этого акта подлежит освобождению от наказания осужденные за совершение преступлений небольшой и средней тяжести (несовершеннолетние, беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, пенсионеры, лица, участвовавшие в боевых действиях по защите Отечества, а также другие лица, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы).

Всего в нашем регионе, по предварительным данным, могут быть амнистированы около 2620 человек.

- Подавляющее большинство из них, около 2500 человек, осуждены без лишения свободы и состоят на учете в уголовно-исполнительной инспекции, - сообщают в пресс-службе УФСИН России по Тверской области. - И только около 120 осужденных выйдут из мест лишения свободы. Эти цифры предварительные и могут как вырасти, так и уменьшиться. Решение о применении акта амнистии в отношении каждого осужденного будет приниматься индивидуально.

Сейчас подразделения ФСИН готовят пакет документов, необходимых для рассмотрения вопроса о применении амнистии в отношении каждого осужденного, подпавшего под ее действие.

Тем временем суды области уже начинают применять акт об амнистии. К примеру, 17 апреля Кувшиновский районный суд за угон приговорил местного жителя к штрафу в 7 тысяч рублей. Он ранее не был судим, осужден за преступление средней тяжести к наказанию, не связанному с лишением свободы. Кувшиновский суд посчитал нужным амнистировать осужденного. В производстве суда находится еще ряд уголовных дел, по которым возможно применение акта об амнистии.

29 апреля 2015
Сапожный край: где шили обувь в России
«Самое незначительное число людей прибывает в Москву через Савеловский вокзал. Это — башмачники из Талдома, жители города Дмитрова, рабочие Яхромской мануфактуры или унылый дачник, живущий зимою и летом на станции Хлебниково», — сообщают читателю Ильф и Петров, описывая типичных пассажиров 1920-х годов.

Что же за таинственные башмачники осаждали один из девяти столичных вокзалов? За парой неброских фраз скрывается настоящий сапожный край, который возник на границе Московской и Тульской губерний в XIX веке. Несколько крупных сел и десятки деревень занимались изготовлением обуви. Талдом специализировался на башмаках, а за сапогами нужно было ехать в Кимры.

Обувь для русской армии кимряки выделывали еще в XVII веке. Размещал здесь подряды и Петр Великий, приступивший к созданию регулярных войск. Производство местами имело промышленные объемы, некоторые крестьяне в первой четверти XVIII века отправляли на армейские склады по 10 тысяч сапог. М.И. Воронцов, владевший селом в конце XVIII столетия, заботился о повышении доходности своего имения: «Граф Воронцов был замечательным для Кимр тем, что положил основание торговли кимрской и заставил кимряков быть торговыми людьми. Он устроил на свой счет на самом видном и удобном месте каменный корпус лавок, давал крестьянам свои деньги на торговлю в Кимрах». Каменные корпуса Гостиного двора из тридцати лавок были возведены в 1767 году. В тот же год Кимры посетила Екатерина II. Северная Семирамида отметила в дневнике: «Час от часу берега Волги становятся всё лучше. Вчера мы Кимру проехали, которая издали не уступает Петергофу, а вблизи уже всё не то».

Жители богатели и набивали карманы, и в итоге в 1847 году выкупили все село с окрестными землями у богатой графини Ю.П. Самойловой за полмиллиона рублей. По данным географического словаря В.П. Семенова-Тянь-Шаньского, производством обуви в Кимрах занимались 626 семей из 1122, проживающих в селе (около 55% жителей), а вместе с окрестными населенными пунктами численность сапожников составляла 15 тысяч. Хороший кустарь в месяц получал 18 рублей, мастера-середнячки довольствовались 10 рублями. За неделю сапожник с подмастерьем мог сшить только три-четыре пары обуви, поэтому часто работали по 14 часов в сутки, оставляя себе час на обед. «Во всех волостных округах сапожный промысел составляет до такой степени исключительное занятие местных жителей мужского пола, что в полевые работы, кроме сенокоса, а также в зимнее время и возка дров отправляются преимущественно женщинами…», — с удивлением отмечали справочники. Сведения о местных сапожниках в середине XIX века занимался драматург А.Н. Островский, остановившийся на постоялом дворе у некоей Танюхи Горбунихи.

За неделю сапожник с подмастерьем мог сшить только три-четыре пары обуви, поэтому часто работали по 14 часов в сутки, оставляя себе час на обед.

Кормили кимряков и казенные заказы, только для русско-турецкой войны 1877-1878 гг. ремесленники изготовили больше миллиона пар сапог. Правда, часть обуви была отвратительного качества, но это было связано с воровством в системе государственного заказа: «Рассказывают о чудовищных различиях цен, получавшихся местными мастерами от поставщиков, и цен, заплаченных казною. Последние будто бы превосходили первые почти вдвое…» Низких цен требовали и городские заказчики, поэтому массовая обувь, произведенная в Кимрах, обладала худой славой, но штучные изделия не раз получали награды и медали, что говорит о высоком профессионализме мастеров. Кимрские сапоги описывались как «ботфорты, фунтов в десять весом, крепко подкованные полувершковыми гвоздями».

Публицист Михаил Бару восхищенно отзывается об умениях местных сапожников позапрошлого века: «Вообще, кажется, что кимрские сапожники свою обувь не шили, а проектировали и строили, точно архитекторы и строители». На кимрские базары устремились московские и тверские перекупщики, затем переправлявшие товар в столицу, Нижний Новгород, Одессу, Ростов-на-Дону. В 1860-е годы пара сапог стоила от 1 рубля 20 копеек до 4 рублей, товар обычно расхватывали в течение двух-трех часов. За пару штиблет, проданную по цене 3 рубля 50 копеек, сам мастер получал от хозяина лишь 65-70 копеек. С каждой пары владелец заведения получал 20-40 копеек чистого дохода. В Кимрах были три кожевенных завода, которые принадлежали Потапенко, Рыбкину и Крюкову, но местного сырья сапожникам не хватало.

«Вообще, кажется, что кимрские сапожники свою обувь не шили, а проектировали и строили, точно архитекторы и строители»

О жителях села в конце XIX века ходили ироничные пословицы: «Кимряки-сапожники, требуху в кувшине варят, шильце в руках, а щетинка в зубах, и живут от субботы до субботы». Правда, развитие крупного производства не позволяло кустарям конкурировать с гигантами на равных. Уже в 1876 году жители Кимр приобрели больше строчильных машин, а сапожникам-одиночкам приходилось ввиду незначительности заработка разъезжаться по городам. На базаре бедняк с десятью парами выделанного за неделю товара смотрелся сиротливо, перекупщики могли снижать цены и бессовестно пользоваться безвыходным положением сапожника. Другого выхода у мастера не было, потому что необходимые оборотные средства у него отсутствовали. Публицисты 1860-х годов считали, что кимряков нужно освободить от власти скупщиков и позволить им свободно торговать на Нижегородской ярмарке. Усиливалось экономическое неравенство, часть мастеров богатела, а остальные топили свое горе в вине. Одних только кабаков в Кимрах насчитывалось 40 штук!

Но общее богатство края отражалось на архитектуре частных и общественных пространств. В начале XX века зажиточные кимряки возводили дома в стиле модерн, а в 1914 году горожане построили новый Гостиный двор на месте обветшавшего воронцовского, выполненный в псевдорусском стиле. Железнодорожная станция Савелово располагалась в трех верстах от села, и бытописатель Алексей Столяров вспоминал удивительные проекты канатной дороги до Кимр и исполинского моста через Волгу. «Но все это, представляя богатый материал для разговоров, кончилось мыльным пузырем, блестящим пуфом… Как и все, впрочем, у нас. Русский человек мечтателен: это его основная черта». Лопнула огромная империя, рынок которой поглощал продукты сапожного промысла. В 1920-е годы в Кимрах опять возникали артели сапожников, но к нашим дням от былого богатства обувного края ничего не осталось.

Павел Гнилорыбов,
историк-москвовед, координатор проекта «Моспешком»

29 апреля 2015
В Тверской области поисковые отряды получат субсидии из бюджета
В 2015 году некоммерческим организациям, ведущим поисковую деятельность на территории Верхневолжья, из бюджета Тверской области будет выделено 1,5 млн рублей. Субсидии предусмотрены на возмещение части затрат по выявлению неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установление имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества. Постановление о распределении средств подписано 28 апреля на заседании регионального Правительства.

Губернатор Андрей Шевелёв подчеркнул – в преддверии 70-летия Победы предоставление субсидий поисковым объединениям – своевременное и важное решение. Необходимо и впредь поддерживать данное направление, поскольку в регионе работают десятки отрядов и всем им необходима помощь. Этот вопрос должен находиться на постоянном контроле профильных ведомств.

Поисковое движение в Верхневолжье в настоящее время приобрело особое значение. По сравнению с 2014-м годом число организаций, заявивших о намерении проводить поисковые работы в Тверской области, выросло почти в 2 раза. В прошлом году на территории нашего края вели работу 74 поисковых отряда, из них 44 – Тверского научно-исторического военно-патриотического центра «Подвиг» и 30 объединений из других регионов России. При их участии были подняты останки более двух тысяч бойцов Красной Армии, установлены имена 32 бойцов. Планируется, что в 2015 году в полевых экспедициях примут участие 113 поисковых отрядов, из них 48 из Тверской области и 65 – из 11 регионов России.

По результатам рассмотрения заявок субсидии будут предоставлены тверским региональным общественным организациям: «Память поколений», «Военно-поисковый клуб «Русь», «Научно-исторический военно-патриотический центр «Подвиг». Как отметил заместитель председателя комитета по делам молодежи Юрий Охлобыстин, все организации полностью соответствуют условиям конкурсного отбора и имеют большой опыт поисковой работы в Верхневолжье.

Пресс-служба Правительства Тверской области

28 апреля 2015
Кимрские школьники прыгали за призами Юрия Звездина
26 апреля в Твери на стадионе СК «Планета» прошло открытое первенство Областной ДЮСШ по прыжкам в длину на приз Юрия Звездина.

В соревнованиях участвовали школьники в возрасте от 13 до 17 лет из Твери, Вышнего Волочка, Кимр и Зубцова. В программе разыгрывались комплекты медалей в двух возрастных группах среди юношей и девушек в прыжках и в длину, и в тройном прыжке.

Результаты соревнований представляет портал Tverigrad.ru:

Прыжок в длину

Юноши 1998 – 1999 гг.р. 1. Максим Каликин (ОДЮСШ, Тверь). 2. Александр Савельев (Вышний Волочек). 3. Павел Белоусов (Кимры).

Юноши 2000 – 2001 гг.р. 1. Ратибор Соболькин (Кимры). 2. Георгий Смирнов (Вышний Волочек). 3. Игорь Бабушкин (Зубцов).

Девушки 1998 – 1999 гг.р. 1. Татьяна Малагина (ОДЮСШ, Тверь).

Девушки 2000 – 2001 гг.р. 1. Александра Дмитренко (Кимры). 2. Анита Хабибулина (Кимры). 3. Дарья Рачила (Зубцов).

Тройной прыжок

Юноши 1997 – 1998 гг.р. 1. Александр Савельев (Вышний Волочек). 2. Семен Остапченко (ОДЮСШ, Тверь). 3. Павел Белоусов (Кимры).

Юноши 1999 – 2000 гг.р. 1. Георгий Смирнов (Вышний Волочек). 2. Александр Анисенков (ОДЮСШ, Тверь). 3. Глеб Митяшин (Вышний Волочек).

Девушки 2000 – 2001 гг.р. 1. Дарья Терпугова (Кимры). 2. Анита Хабибулина (Кимры). 3. Александра Дмитренко (Кимры).




Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Telegram
В Контакте
Одноклассники
Instagram
Facebook
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2022 Город-Кимры.ru