Последние новости

15 апреля 2019
С дачи в Кимрском районе молодые люди унесли телевизор и электроинструменты
В полицию обратилась 53-летняя жительница города Москвы. Женщина сообщила, что в её отсутствие на даче в Кимрском районе в дом проник неизвестный, взломав пластиковое окно. Из домовладения похищен телевизор, телеприставка и электроинструменты.Ущерб превысил 21 000 рублей.

На место происшествия выехала следственно-оперативная группа. Полицейские обследовали помещение и прилегающую территорию, опросили потерпевшую и возможных свидетелей произошедшего. На месте эксперты изъяли следы и микрочастицы. Стражи правопорядка установили, что злоумышленник действовал не один.





В ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудники уголовного розыска вышли на след подозреваемых в краже. Ими оказались двое ранее судимых неработающих молодых людей в возрасте 25 и 26 лет. Подозреваемые задержаны и сознались в содеянном. Похищенное имущество изъято и возвращено владелице.

Возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации «Кража». Максимальная санкция данной статьи предусматривает лишение свободы на срок до 6 лет. Фигуранты водворены в изолятор временного содержания. Ведется следствие. Оперативники проверяют мужчин на причастность к совершению аналогичных преступлений.

Пресс-служба УМВД России по Тверской области
14 апреля 2019
Жители города Кимры разместили в социальных сетях видеозапись с опасным тротуаром
В городе на одной из центральных улиц после коммунальных работ засыпанная песком яма начала проваливаться.

Подписчики сообщества «Подслушано Кимры» обращают внимание на «полуметровые провалы», по всей видимости кто-то уже успел увязнуть в ловушке.

По периметру песочного участка разбросаны камни, битый кирпич и доски.

Видео: Подслушано Кимры

По информации ОПО "Опора", речь идет о проводимых работах на ул. Урицкого д.6, в этом здании много лет был ресторан. Собственник здания решил проложить новые трубы, но почему-то не летом, а в январе.





Согласно полученного разрешения работы должны были закончиться до 30 января. По окончании работ заказчик должен был восстановить тротуар и дорожное полотно в полном объёме.

Однако, яму на тротуаре постоянно заливало водой и люди были вынуждены ходить прямо по воде. Ходили, возмущались, матерились, но терпели. Да что там яма, работники даже строительный мусор не сочли нужным убрать.

В конце концов, 30 марта была написана жалоба в прокуратуру, с просьбой провести проверку и принять меры прокурорского реагирования. А уже 4 апреля был получен ответ, из которого следовало, что прокуратура перенаправила жалобу Брагиной С.В. и начальнику ГИБДД Решетникову В.В., которые и должны дать ответ.

В итоге, ответ был получен за подписью Шаблонина А.В. в котором он сообщает, что в повреждении дорожного полотна и тротуара усматриваются признаки состава административного правонарушения.

13 апреля 2019
Житель города Кимры взыскал с убийцы своей матери несколько миллионов
Калязинским районным судом Тверской области рассмотрено гражданское дело о взыскании компенсации морального вреда.

Требования истца мотивированы тем, что в 2004 году было возбуждено уголовное дело по факту убийства его матери. В 2019 году постановлением Кимрского городского суда Тверской области уголовное дело было прекращено на основании п. «г» ч.1 ст. 78 УК РФ – в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

В связи с тем , что убийством матери истцу были причинены нравственные страдания, он просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 3 000 000 рублей. Разрешая заявленный иск, суд учёл его обоснованность, разумность и соразмерность, а также характер деяния, повлекшего для истца нравственные страдания.





С учетом материального положения подсудимого, с учетом требований разумности суд удовлетворил заявленные требования частично, взыскав с ответчика компенсацию морального вреда в размере 2 000 000 рублей.

Решение не вступило в законную силу.

Пресс-служба Калязинского районного суда
12 апреля 2019
Невостребованная бездомная гражданка Водолазская, прописанная в городе Кимры
Как жила и как погибла выпускница детдома Маша, виноватая только в том, что не сумела быть сильной, когда выживали сильнейшие.

На Алабушевском кладбище города Зеленограда дует промозглый ветер, и мне едва слышно, что говорит Ирина. Она рассказывает, как на машине везли гроб, как они шли сзади. Говорит, что сегодня цветы не успела купить, и потому пришла на кладбище с розовым шариком. Свежую могилу мы находим легко, хотя она ничем не отличалась от соседних, таких же свежих могил. Такой же желтый крест, такая же табличка, воткнутая рядом. «Водолазская Мария Владимировна 14.07.1976—28.01.2019». Искусственные цветы у креста припорошило снегом. С фотографии на кресте задумчиво смотрит Мария в ярко-голубом платке. Фотография была сделана у Тихвинского монастыря прошлым летом. Когда перед похоронами искали фотографию, светлый платок на этом фото раскрасили, чтоб он был похож на тот, в котором Маша лежала в гробу.

Маша умерла в январе, в незнакомой квартире в 178 км от родного города, в Кашире. В заключении о смерти значился диагноз: цирроз печени. В телефоне у Марии медсестра нашла номер, который был забит под именем «сестра».

— Позвонил кто-то из больницы, — вспоминает Ирина. — Сказали: «Ваша сестра?» Я: «Ну да, моя сестра». «28-го числа, приносим наши соболезнования, Маша умерла». Я начинаю им объяснять, что эта девочка из детского дома, сирота, одинокая. Они мне: «Давайте тогда как невостребованный труп в простыне закопаем. Гражданка Водолазская…»

На похороны и на перевозку тела в Зеленоград Машины друзья, бывшие детдомовцы, насобирали только 6 тысяч рублей. А требовалось около 40 тысяч. Ирина прикинула, что как выпускница коррекционного интерната Маша может рассчитывать на социальные похороны. Но государство, которое никак не участвовало в жизни Маши, и от ее смерти отстранилось: удалось выбить только 5 тысяч рублей по месту прописки.

Но сейчас пойдет разговор не столько про вину государства.

Вся Машина история — это рассказ о том, как человеческая жизнь провалилась в расщелину между двумя историческими эпохами, когда одна страна закончилась, а другая еще не началась. Когда надо быть сильным — а ты не можешь, не умеешь.

И сколько таких жизней, как Машина, улетело в эту пропасть, мы не знаем.

Наташа

До 3-го класса, до 1985 года, Маша воспитывалась в московском интернате №104, потом ее перевели в коррекционный интернат №7 в Зеленограде. Известно было, что Машину мать лишили родительских прав из-за пьянства, а ее старшая сестра воспитывалась у родственников, пока Маша и ее сестра-близнец, судьба которой неизвестна, жили в интернате.

Маша дружила с Наташей еще с московского детдома, потом их вместе отправили в зеленоградский интернат №7. Обычно в такие интернаты определяют детей с умственной отсталостью. Но тогда, в восьмидесятые, это был единственный интернат в городе, и поэтому всех детей без разбора свозили туда. Наташа рассказывает, что все ребята в интернате делились на «тепленьких», то есть слабоумных, и нормальных. Маша относилась ко вторым.




Коррекционный интернат номер 7. Ирина рассказывает, что сегодня это здание коррекционной школы. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





— Например, я в драку могла легко полезть, заступалась. Машка не полезет. Она была трусихой, ей было проще отсидеться, она бояка была. Но предать — нет, никогда не предавала, — вспоминает Наташа. — Каких-то кукол и игрушек у нас не было, постоянно была выживаемость. И рассказать абсолютно нечего, нет хороших воспоминаний. Нам некогда было дружить. В интернатах и детдомах другие законы. Там нету «пойдем поиграем». Если не послушался, ты люлей выхватываешь от воспитателей. Но между собой мы не ругались, заступались друг за друга.

Наташа вспоминает, как однажды перед уроком, который должна была вести директриса, их одноклассница написала на доске: «Директриса — дура». Та увидела, «отправила ее в психушку».

— У нас так загубили одну девку — Светку Лисицину. Она в дурках жила. Сейчас жива ли она, я не знаю. И других еще точно загубили. По годам там держали, понимаете? Никого не спрашивали, брали и отправляли. Но Машку ни разу не отправляли. Но я еще раз говорю, Машка была послушная, тихоня. А отправляли активных, кто мог высказать что-то.

Воспитатели в детдоме относились к детям как к работе, в их обязанности не входило подготовить их к жизни:

— Нам никогда не говорили, что мы женщинами станем, что придет менструальный цикл. У меня, когда в 15 лет менструация пришла, я очень перепугалась, вообще не знала, откуда кровь. Благо была старшая подруга Ленка, она меня сразу схватила, сказала: «Тихо-тихо, не паникуй. Сейчас я тебе все расскажу и объясню». Потому что она была постарше. А если бы ее не было? Они говорили всегда: «Тебя аист в капусте нашел». Это что за объяснение? Ты выходишь и узнаешь, что есть мальчики. До этого ты не знаешь, что бывает секс. В мое время таких вещей сироты не знали. Мы все это потом в социуме догоняли. А Машка стала меняться в старших классах. Нас же в лагеря отправляли. И Ирка (одна из подруг. — Д.З.) мне рассказывала, что вожатый с Машей там сексом занялся. Нас еще тогда к гинекологу поволокли, мы понять не могли — за что. Ее и понесло: алкоголь, секс безудержный. Ты живешь в четырех стенах, и, выходя, ты теряешься. Нужен же человек, который тебя направит. И тогда дети-сироты не будут так умирать, спиваться. Надо их готовить, что есть ложки и вилки, добро и зло.

В 1992 или 1993 году (точно Наташа не помнит) они выпустились из интерната и поступили в ПТУ. Это были очень тяжелые годы, и не все выпускники смогли их пережить.

— Машка, Ирка, Ленка, — перечисляет Наташа, — все от алкоголизма умерли. Ленка, правда, не от цирроза — ее машина пьяную сбила.

Последний раз подруги виделись в 2006 году. Маша сама позвонила и позвала Наташу и ее трехлетнего сына в зоопарк.

— Она жила с мужчиной, хороший дядечка такой был. Вроде бы за нее взялся, и все. И Маша себя в руки взяла на какой-то период. Мы встретились в зоопарке, гуляли, смеялись. Такой хороший был день, а потом она исчезла. Больше я ее не видела. Ребята говорили, что в Москве ее где-то видели, но это по слухам. Что на бомжиху стала похожа.

Сестра




Ирина Уварова. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





Наташе было около 12, когда ее и еще одну девочку впервые взяли из интерната на летние каникулы в патронажную семью. Женщину звали Зинаида Ивановна Уварова, и Наташа до сих пор называет ее мамой, а ее дочь Ирину — сестрой. Маша Водолазская тоже начала часто бывать дома у Уваровых — как Наташина подруга. Это была такая прививка от вируса привычки к нищете и отсутствию быта.

Сегодня Ирине, блондинке с лиловыми прядями в челке, 49 лет. У нее три сына и дочка. Она смеется и отмахивается, мол, это еще не много.

Ирина встречает меня у вокзала на серенькой иномарке. Пока мы едем до Алабушевского кладбища, где похоронена Маша, она рассказывает мне, как сложилась Машина жизнь после интерната.

Выпустившись, дети по закону имели право получить от государства жилье. Но — только те из них, кто на момент выпуска не был прописан с родителями. А Маша и две ее сестры — были. Старшая Машина сестра вышла на нее каким-то образом после того, как та закончила интернат, и предложила подписать документы на размен квартиры. Маша это сделала — и осталась ни с чем.

— Ребенку 18 лет, откуда она что знает, — рассуждает Ирина. — Старшая сестра с ней не общалась, пока Маша воспитывалась в интернате. Но она ей верила как-то. А получила новое жилье в Кимрах: три сотки земли, дом развалившийся на двух хозяев. Маша рассказывала, когда она приехала смотреть это жилье, то сразу поняла: там жить невозможно. Маша говорила: «Мы пару раз туда приехали, и все». Но на тот момент у нее уже был молодой человек, и она не пыталась отстоять свои права. Думала, наверное, что с ним будет жить. И потом они, детдомовские, такие детки, что стесняются и не хотят обращаться за помощью. Хотя на тот момент мы могли бы помочь, если бы она пришла и сказала.

Так Маша осталась без собственного жилья. Однако по-настоящему бездомной Маша стала отнюдь не сразу.




1989 год, крестины воспитанников интерната. Маша — седьмая слева, в клетчатом платье. Фото из личного архива


Связь с друзьями — Ириной, ее мамой, выпускниками интерната — она не теряла годами, периодически звонила им с незнакомых номеров. Было известно, что Маша живет с мужчиной, работает продавщицей в Москве. Иногда она давала знать о себе из подмосковных городков. Потом прошла новость, что с мужчиной, с которым Маша прожила 8 лет, они расстались.

После этого Машина жизнь как-то стремительно пошла под уклон. Она оказалась на улице. А на дворе были двухтысячные.

— Она звонила, рассказывала, как они с другими бездомными в лесу из картонок строили ночлег, — вспоминает Ирина. — Я спрашиваю: «Маша, чем вы питаетесь, как вы вообще живете?» Она говорит: «Продукты обрабатываем хлоркой, чтоб не отравиться».

Так прошли годы. И все эти годы Маша жила на улице. Пила. Лишь за полгода до смерти Ирина сумела вырвать Машу из той ее жизни — в Зеленоград.

— Я думаю, что Господь специально дал ей эти полгода, чтобы она пришла к вере. Мы с ней поездили по монастырям, храмам, она причащалась, даже дважды прочитала Евангелие, — вспоминает Ирина.

Вместе они восстановили Машин паспорт и документы на участок в Кимрах. Но к приезду хозяйки деревянный домик сгорел, получить компенсацию как погорельцу не получилось, продать участок и купить что-то поближе к Зеленограду — тоже.

Все эти полгода Маша прожила у своей детдомовской подруги Ани.

Аня




Анна с дочерью. Фото из личного архива





Аня Фирсова, женщина лет сорока с сиплым голосом, росла вместе с Машей в одном интернате. Вот уже десять лет Аня живет в социальном жилье — трехкомнатная квартира на окраине Зеленограда. В подъезде у двери в ее квартиру стоят детские велосипеды, самокаты, санки. Запах псины встречает при входе в квартиру — в семье живут две собаки, два кота, кролик. На вешалке беспорядочно висят взрослые и детские куртки. Простенькие бледно-сиреневые обои повторяются в коридоре, на кухне и в комнатах — типовой ремонт. Обои кое-где поцарапаны животными. На просторной кухне с крытым балконом есть все самое необходимое — кухонный гарнитур, стиральная машина, местами ржавая, холодильник, новенькая микроволновка, большой стол и диванный уголок. На подоконнике стоит трехлитровая банка капусты — Аня каждый сезон закатывает «соленья-варенья». На холодильнике с магнитами из Сочи и «Макдоналдса» висят фотографии среднего сына Владика и шестилетней дочери Кристины. На балконе курит высокий парень в плюшевом белом халате — жених старшей дочери Ольги.

В детском доме Аня мечтала стать маляром-штукатуром и завести большую семью. И первое, и второе сбылось.

— Почему-то все, у кого есть дети, мне говорят: блин, я с одним не справляюсь, а ты почему-то с тремя умудряешься. Я говорю: а чего такого? Наоборот, веселуха. Один — второму, второй — третьему. Меня нет — поддержали друг дружку, — Аня наливает чай, кидает в кружки пакетики «Принцессы Нури».

Свое детство в интернате Аня описывает одним словом: «Нормально».

— Чего про него рассказывать? Все выпустились, всем по квартире дали. Всё, все разбежались. Нормальный интернат был. Когда мы туда приходили, телевизор смотрели, учились, бесились, в салки-догонялки играли. Американцы к нам туда приезжали, французы. Вещи давали, технику. В лагеря летние возили. Во многие, я уже не помню, какие.

Машу Аня не видела с того самого момента, как они выпустились из интерната. Снова увиделись только летом прошлого года — Ирина привела Машу к бывшей однокласснице. Вместе они прожили полгода. Все эти полгода казалось, что Машина жизнь налаживается: она старалась не пить после того, как в зеленоградской больнице у нее диагностировали цирроз печени. Тем же летом она познакомилась с Андреем — он работал в СНТ охранником. Маша, Ирина и дети приехали как-то туда на рыбалку — так и познакомились. Ирина говорит об Андрее: «Хороший, работящий мужчина».

29 декабря Маша и Андрей должны были пожениться. Свадьбу решили гулять у Ани:

— Она собиралась у меня здесь праздновать. Говорит, Анют, я приеду к тебе 29-го после ЗАГСа. Я говорю: хорошо, ради бога. Вроде мужик был нормальный, а там без понятия.

Накануне свадьбы Маша собрала вещи и съехала от Ани. Она зашла к Ирине — попрощаться. Сказала только, что не может больше держаться, «жить этой жизнью». Что уезжает к знакомым.

Ровно месяц спустя Ирине позвонили из больницы города Каширы и сообщили, что Маша умерла.

Похороны




Храм святителя Николая Мирликийского, в котором ребенком крестили ребят из детского дома (Машу тоже). Отпевали ее тут же. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





Согласно Федеральному закону №8 «О погребении и похоронном деле», Маша могла быть похоронена за счет государства как «безработная не пенсионного возраста». Обязательный набор услуг для таких похорон каждый регион определяет сам. Москва, например, помимо перевозки тела из морга на кладбище обеспечивает покойника гробом, обитым тканью, хлопчатобумажным покрывалом, тапочками. Но Маша была прописана в Кимрах, в сгоревшем доме. И Кимры выплатили 5 тысяч рублей, за которыми ехать было далеко и некогда.

Деньги собирали по знакомым, через волонтеров православной службы «Милосердие.Ру» и через фейсбук. Место на зеленоградском кладбище Ирина выбивала через знакомых: по закону гражданин бесплатно может быть похоронен только по месту прописки. А Кимры — это почти 150 км от Зеленограда, и кто оплатит доставку тела?

Были проблемы и с отпеванием: смерть от алкогольной и других зависимостей в христианстве приравнивается к самоубийству, объяснил батюшка. Кое-как договорились с Никольским храмом, который стоит около бывшего интерната. Там крестили всех сирот, в последнее время Мария здесь причащалась.

На похороны пришли многие детдомовские. Аня, Наташа, Ирина тоже были. Пришел и Андрей, не случившийся муж. Поминки справляли дома у Ирины. Стол собрали из того, что принесли друзья.

В тот день друзья вспоминали про Машу хорошее — как и положено на поминках. Из того немногого, что удалось вспомнить, всплыло, например, что Маша хорошо пела. Что с интернатовским хором они много выступали, занимали призовые места. Что у нее был замечательный голос. На толстой, пленочной видеокассете у кого-то будто даже сохранилась запись. На ней Маша пела: «Жеребенок — белой лошади ребенок».

Вот и все, что осталось от Маши на этой земле. Больше ничего не сохранилось.

Дарья Зеленая

Источник: Новая Газета
12 апреля 2019
Отчет Начальника ОГИБДД МО МВД России «Кимрский» за 3 месяца 2019 года
За 3 месяца 2019 года на территории г. Кимры и Кимрского района произошло 12 дорожно-транспортных происшествий с пострадавшими, при этом погибло 4 человека, ранено 16 человек, в числе которых 5 несовершеннолетних.

67% ДТП произошли на территории города Кимры
33% на дорогах Кимрского района

Дорожно-транспортных происшествий с участием нетрезвых водителей, либо отказавшихся от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, в текущем году зарегистрировано 1, в результате которого погиб 1 человек.

В ходе анализа установлено, что основной причиной ДТП с тяжкими последствиями является выезд, в нарушение ПДД, на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, не соблюдение водителями транспортных средств скоростного режима, не предоставление преимущества при проезде перекрестков.

При осуществлении надзора за дорожным движением личным составом ОГИБДД за прошедший период 2019 года выявлено 1002 нарушения ПДД, допущенных участниками дорожного движения, из них водителями 875 нарушений, 127 нарушений пешеходами.

В деятельности по надзору за дорожным движением уделяется большое внимание выявлению и пресечению грубых нарушений Правил дорожного движения, оказывающих непосредственное влияние на безопасность дорожного движения, за истекший период выявлено 273 таких нарушений.





Большое внимание уделяется выявлению водителей, управляющих транспортными средствами в состоянии опьянения (ч.1,3 ст. 12.8. и ч.1,2 ст. 12.26 КоАП РФ), за 3 месяца 2019 года, при надзоре за дорожным движением, выявлено 53 таких водителя.

За прошедший период 2019 года личный состав ОГИБДД принимал участие в раскрытии 6 преступлений (ст. 264.1 УК РФ – 5, ст.319 УК РФ – 1).

Анализируя печальные цифры статистики, хочется обратиться ко всем участникам дорожного движения и напомнить о том, что нарушения даже элементарных правил влекут за собой покалеченные судьбы и уносят человеческие жизни. Только вместе мы можем сделать так, чтобы в нашем городе было спокойно и безопасно!

УВАЖАЕМЫЕ ГРАЖДАНЕ! Если на территории города Кимры и Кимрского района вы стали свидетелями фактов: - управления транспортным средством водителями, находящимися в состоянии опьянения;

- совершения грубых нарушений Правил дорожного движения Российской Федерации, просим передавать устную информацию в дежурную часть МО МВД России «Кимрский» по телефону 8(48236) 3-12-02 или 2

Начальник ОГИБДД МО МВД России "Кимрский"
майор полиции Решетникова В.В.
11 апреля 2019
В Кимрах задержали жителя Тверской области с 0,1 грамма героина. Ему грозит до 8 лет
По подозрению в причастности к незаконному обороту наркотиков, около дома по проезду Гагарина города Кимры сотрудники наркоконтроля МО МВД России «Кимрский» задержали 30-летнего жителя Тверской области.

Оперативники изъяли у задержанного сверток, внутри которого находилось порошкообразное вещество. По результатам проведенного исследования эксперты дали заключение, что обнаруженное у подозреваемого вещество является героином массой 0,1 грамма.

В настоящее время по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации «Незаконный сбыт наркотических средств», возбуждено уголовное дело.

Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до восьми лет. Проводятся мероприятия, направленные на установление канала поставки наркотика.

Пресс-служба УМВД России по Тверской области
11 апреля 2019
Собак отловят, дороги приведут, десант приедет, волонтеры очистят - итоги заседания администрации
Очередное открытое заседание администрации г. Кимры прошло во вторник, 9 апреля. Вела его исполняющая обязанности главы г. Кимры Светлана Брагина.

ИНФОРМАЦИЯ ГО и ЧС

Началось оно, по традиции, с информации из Управления ГО и ЧС по г. Кимры. За последние две недели в городе произошло два пожара. Аварийных ситуации на объектах ЖКХ и электросетях не было. В Кимрах по-прежнему сохраняется режим повышенной готовности, введенный и.о. Главы города еще в конце февраля.

ПРЕОБЛАДАЮТ КРАЖИ

По информации заместителя начальника МО МВД «Кимрский» Андрея Сокова, в городе за последний месяц было совершено 33 преступления. Большинство из них – 14 – приходится на кражи. 8 преступлений связаны с незаконной регистрацией иностранных граждан, 3 – с незаконным оборотом наркотиков. Также выявлено три случая мошенничества.

МЕДИЦИНСКИЙ ДЕСАНТ ПРИЕДЕТ ЛЕТОМ

Как сообщил главный врач Кимрской ЦРБ Алексей Прокопенко, количество заболеваний острыми респираторно-вирусными инфекциями по сравнению с предыдущим месяцем заметно снизилось.

Профилактические прививки проводятся в образовательных и дошкольных учреждениях по плану.

В летний период, с 1 июля по 1 августа на территорию нашего города прибудет студенческий медицинский отряд. Два десятка будущих врачей готовы оказывать бесплатную медицинскую помощь кимрякам, как в самом городе, так и в детском лагере отдыха «Салют». Вопрос стоит только в том, где и как разместить волонтеров от медицины. За помощью главврач ЦРБ обратился в администрацию города.





ЭКЗАМЕНЫ И ОТДЫХ

В школах города, как сообщила заведующая отделом образования Надежда Зайцева, вовсю идет подготовка к итоговой аттестации и ЕГЭ. В настоящее время обучение проходит персонал, который будет задействован на экзаменах.

Также продолжается подготовка к летнему отдыху детей. Юных кимряков ожидают в этом году не только традиционные школьные лагеря, но и походы, палаточные лагеря.

НОВАЯ ПЛОЩАДКА ГТО

В спортивной жизни города, проинформировал начальник отдела спорта Владимир Платонов, сейчас период межсезонья. Зимний сезон завершился, а летний только начинается. Первым вступят в борьбу футболисты – для них в скором времени стартует традиционный весенний турнир «Подснежник». Ну а общегородским первым стартом станет традиционный Туполевский легкоатлетический пробег, который намечен на середину мая.

Тем временем, на стадионе «Спутник» ведутся работы по установке спортивной площадки ГТО. Данное сооружение выделяют бесплатно областные власти. Так что в нашем городе в скором времени появится новый современный комплекс для массовых занятий физкультурой и спортом, который будет открыт для всех желающих.

ДОРОГИ ПРИВЕДУТ В ПОРЯДОК

Как сообщил заместитель главы администрации города Юрий Ольгин, на днях в Кимрах начнется ямочный ремонт дорог. В настоящее время завершается обследование этих дорог, в результате для подрядной организации будет определен объем работ.

Также городские власти приступили к уборке песка с городских улиц. Пока работы проходят в ручном режиме, затем для данного процесса будет привлечена техника.

БРОДЯЧИХ СОБАК ОТЛОВЯТ

Как сообщила начальник отдела административной практики Юлия Моисеева, на текущей неделе в городе пройдет повторное мероприятие по отлову бродячих животных. В администрацию города поступают обращения граждан – в каких именно районах города актуальна эта проблема. Владельцам домашних животных в этот период необходимо внимательно следить за своими питомцами.

НА БОРЬБУ С МУСОРОМ

В сфере культуры в весеннее время всегда много различных мероприятий. Главным из них, пожалуй, является традиционный конкурс «Студенческая весна». На этой неделе в Кимрах пройдет зональный этап этого популярного конкурса. Местом проведения выбран наш ДК «40 лет Октября».

Ну а волонтеры нашего города готовятся к традиционному весеннему субботнику. Юные помощники собираются очистить от мусора обе волжские набережные.

Источник: Официальный сайт муниципального образования "Город Кимры"
10 апреля 2019
«Электричка назад в 90‑е»: Савеловское направление МЖД глазами пассажиров
Савеловское направление – одно из самых популярных на Московской железной дороге. Отсюда можно уехать в Лобню, Яхрому, Дмитров и даже Дубну. Хотя парк электропоездов и платформы постепенно обновляются, многие отмечают сохранившийся дух 90-х, а кому-то он даже нравится. О старых и новых поездах, местных знаменитостях, контролерах, шопинге и попутчиках РИАМО рассказали постоянные пассажиры «Савелы».

Вокзальная шаурма и бесплатный вайфай

Лидия, 25 лет, визажист:

«Каждый день я езжу по работе из Лобни в Москву и обратно. Как по мне, история эта довольно унылая: на перроне меня встречает толпа хмурых лиц, а рано утром найти место в вагоне практически невозможно.

Оптимальный вариант для меня – это поезда экспресс. Там всегда чисто, можно посидеть на мягких сиденьях, и есть доступ к WI-FI. В отличие от стандартного билета за 69 рублей проезд обходится в 169, но оно того стоит.

Вечером из-за позднего времени приходится ехать на обычном поезде. Контраст, конечно, разительный!

Запах дешевой шаурмы, купленной на платформе, люди с банками пива и коктейлей, которые орут и пристают ко всем подряд.

На самом Савеловском вокзале просто кошмар – прямо на выходе из метро кучкуются бомжи, которые там же и пьют, а потом подбегают к автоматам с билетами и якобы помогают пассажирам их правильно купить, чтобы те отдали им сдачу.

Больше всего раздражает сигаретный дым в вагоне, хотя курить в тамбур сейчас выходят уже не так часто, как раньше, а еще грязные туалеты в первом и последнем вагонах. Радует, что попадаются новые поезда с просторными и относительно чистыми кабинками».

Артем, 18 лет, студент:

«Как и любому студенту, денег на проезд мне часто не хватает, приходится мониторить контролеров и прыгать через заборы.

На экспрессах я сразу поставил крест: там турникеты и контроль, а вот обычные поезда в этом плане куда удобнее. Проверка ходит не всегда хотя и часто, так что я, как и многие, перебегаю в другой вагон. Один раз, без денег и билета, объяснил контролерам ситуацию, и меня не высадили.

Что меня бесит на нашем направлении, так это то, что электрички пропускают многие станции.

Бывает, смотришь на табло, а там: поезд едет со всеми остановками, кроме – и список штук из пяти. Как на зло, туда очень часто попадает моя станция – Марк».

Выгодный шоппинг и романтика 90-х

Наталья 37 лет, инженер:

«Мне всегда казалось, что электрички для подмосковного жителя – это неотъемлемая часть культуры, как для москвичей – метро.

Все эти торговцы, попрошайки, сонные лица и тучные женщины с бульварными романами. Здорово же – будто едешь в 90-е! У меня даже есть свои любимцы: парень с таксой, наряженной в разноцветные костюмы, который жонглирует шариками и делает сальто. Жаль, его удается застать нечасто и то поздно вечером. И два гитариста, исполняющие душевные песни собственного сочинения. Многие недовольно хмурятся, что им мешают, а мне в кайф!

Торговцы в наших электричках тоже достойны отдельного упоминания. Продают все, что можно: обложки на документы, детские сувениры, носки, из экзотики – сухая крымская лаванда и пояса из собачьей шерсти. Цены у них довольно выгодные – за 200 рублей иногда можно купить несколько товаров. Я кстати не брезгую таким шоппингом и зимой прикупила себе отличные рукавички.

На Савеловском вокзале мне тоже нравится. Там даже есть магазин «Икра» и несколько модных кофеен прямо у табло ожидания, а еще забавный буфет, где сладости продаются вперемешку с детскими игрушками и пивом.

А еще на этом направлении есть легендарная станция Турист, которую точно знают все горнолыжники 70 – 80-х. Рядом находится горнолыжный клуб Леонида Тягачева, который был первым в Подмосковье, и до сих пор здесь тренируются олимпийцы».

Базар-вокзал и красивые виды





Максим, 25 лет, менеджер по продажам:

«Если бы у меня появилась возможность что-то заменить в наших электричках, то я, не мелочась, просто избавился бы от старых поездов. Они грязные, в них жесткие неудобные сиденья, иногда даже из дерева, как при царе Горохе, а те, что обиты кожзамом, давно требуют стирки. Хоть пакет подстилай или газетку.

Летом в них жарко, а зимой часто отключают отопление в некоторых вагонах. В новых электричках ситуация обстоит намного лучше, они комфортнее, и конечно, там приятнее находиться.

А вот от выступающих и попрошаек никуда особо не деться. Часто я веду деловые переговоры по телефону, и они здорово отвлекают.

От этих «базарных» порядков давно пора избавиться».

Александр, 28 лет, механик:

«Я постоянно езжу на велосипеде и везде вожу его с собой, как по Москве, так и по Подмосковью. Новые электрички стали спасением: раньше велик можно было закинуть только в тесный тамбур, а теперь есть специально отведенное место. Неудобно лишь то, что для велосипедистов и инвалидов оно общее: мало ли сколько человек зайдет в вагон?

Не радует и то, что на большинстве станций нет подсветки, и вечером толком не рассмотреть куда ты приезжаешь.

Часть платформ выглядят убитыми, но некоторые модернизируют. Самая приятная остановка, конечно, Окружная. Ее я люблю за комфорт и красивые виды с платформы».

Щедрые чаевые и пассажиры подшофе

Игорь, продавец-консультант:

«В выходные мне приходится ездить из Дмитрова в Москву, и каждый раз эта поездка оставляет после себя не самые лучшие впечатления. Ехать мне очень долго, почти полтора часа. С одной стороны – это здорово, можно почитать книжку под шум колес, с другой – ужасно заходить в грязный поезд, который, к тому же иногда задерживается.

Иногда видишь под ногами горки шкурок от семечек, как будто мы еще в 90-х. Неподалеку от платформы в Дмитрове есть полицейский пункт, на вокзале постоянно ходят сотрудники полиции, пару раз замечал, как выгоняли курильщиков и мелких нарушителей с платформы. Тем разительнее контраст с пьяными в вагонах по вечерам».

Дмитрий, 26 лет, уличный музыкант:

«Я курсирую по вагонам поездов Савеловского направления в режиме 24/7 с утра до вечера. В целом, могу сказать, атмосфера тут царит позитивная.

Люди рады мне в любое время и вознаграждают материально за песни под гитару. За все время работы жалобы были очень редко, и только от вредных бабулек, которых раздражал шум.

Я очень не люблю старые электрички – работать в них неприятно, а вот новые радуют чистотой. Однажды в целях эксперимента я попробовал выступать в поездах Казанского направления, но там состояние вагонов куда более плачевное. Так что у нас еще ничего!

На этом направлении я больше всего люблю станцию Лобня, где можно отдохнуть и перекусить, так делают многие музыканты».

Владимир, 29 лет, кассир-контролер:

«На этом направлении я работаю около года. Каждый день перед моими глазами – целый калейдоскоп людей. Среди пассажиров – и милые старушки, и студенты, и подвыпившие мужички. Последние особенно часто встречаются в вечерний час пик с 6-ти до 9-ти вечера.

Безбилетники попадаются нечасто, но все же иногда приходится ссаживать их с поезда, а вот зацеперов на этом направлении я не встречал, хотя пару раз слышал о них от коллег.

Движение устроено, конечно, не идеально: электрички иногда задерживаются, да и не всегда чистые. Но главное, что за последнее время перестроили множество станций и пустили новые комфортные поезда».

Антонина Матвеева

Источник: РИАМО
10 апреля 2019
Почти 2 млн. рублей выделят город и область изданию «Кимры сегодня»
Финансирование из областного и местных бюджетов получат 38 печатных изданий. Соответствующее решение принято на очередном заседании областного правительства.

Один из вопросов, рассмотренных во вторник, 9 апреля на заседании правительства Тверской области, касался финансовой поддержки муниципальных печатных СМИ. 38 городских и районных газет, зарегистрированных на территории Верхневолжья, получат субсидии из регионального бюджета — в общей сложности 40 миллионов рублей. Около 30 добавят местные власти. Софинансирование — в объеме не менее 10% — обязательное условие, выдвинутое областным руководством.

Из городских газет самое большое денежное довольствие у издания «Кимры сегодня» — администрация муниципального образования готова выделить ему 960 тысяч рублей, региональная казна — 860 тысяч. Из районных — у газеты «Ленинское знамя» Калининского района (1,6 миллиона и 826 тысяч соответственно). Абсолютным рекордсменом по размеру получаемых субсидий оказались «Дни Озерного» (ЗАТО Озерный), которым перепадет порядка 3,8 миллиона рублей. А самый скромный бюджет будет у «Ржевской правды» — 838 тысяч рублей.





Заметим, что ряд муниципалитетов (тот же ЗАТО «Озерный», а также Бельский, Калининский, Кувшиновский, Оленинский и Фировский районы) на поддержку своих газет не скупились, выделив миллион рублей и больше.

К слову, субсидии из регионального бюджета планируется перечислять теперь не целиком, а частями — раз в квартал. Как пояснили в правительстве Тверской области, это позволит обеспечить текущий контроль исполнения печатными органами взятых на себя договорных обязательств.

Источник: Tvtver.ru
10 апреля 2019
Кимры, модерн и Том Сойер. Старым домам возвращают исторический облик
Волонтеры и неравнодушные жители помогают вернуть старым домам города исторический облик

Я видел этот деревянный дом до ремонта. Он стоит на улице Кирова в Кимрах. Кажется, что дом выложен из огромных кубиков, на которых неуверенная детская рука нарисовала окна так, как их рисуют дети – не прямоугольными, а слегка косенькими, в виде трапеций.

И все­-таки не скажу, что я этот дом замечал. Дом как дом, не терем. И вдруг, когда в конце прошлого года в рассказе о проходящем по всей стране фестивале «Том-­Сойер­-Фест» прозвучали Кимры, неожиданно увидел фотографию этого знакомого и вдруг такого незнакомого дома. Увидел и ахнул: да это же настоящий шедевр: такой непривычный, необычный, но гармоничный и красивый дом. А всего­-то заново покрашенный в хорошо подобранные исторические цвета.

Это не только о нем. Три четверти, если не больше, Кимр – это дома цвета серой безнадежной грусти. А ведь когда-­то они были цветными. Очень многие из них являются исключительными в масштабах России жилыми постройками в стиле деревянный модерн. Но, потеряв свои яркие, радостные раскраски, они будто лишились макияжа, спрятались под бесформенной, обросшей их со всех сторон сорной растительностью, присели на обочинах поднятых дорог с толстыми корками асфальта. И многим жителям даже стало казаться, что и нет в Кимрах ничего интересного.

К счастью, так не показалось волонтерам фестиваля, носящего название «Том­-Сойер­-Фест». Фестиваль этот придумал Андрей Кочетков из Самары четыре года назад. Как все гениальные идеи, эта лежала на поверхности, но ее нужно было облечь в конкретные формы и озвучить устами веселого и творческого молодого человека. Мне довелось познакомиться с Андреем лично в прошлом году в Самаре, и могу сказать – это действительно человек, излучающий оптимизм и мягкий юмор. Идея пригласить людей разных возрастов и состояний собраться вместе с целью косметического ремонта старых деревянных домов вызвала не просто восторженный отклик в Самаре – она нашла отзыв уже в трех десятках городов, и их с каждым годом становится все больше.

И вот в прошлом году к этому проекту присоединилась Тверская область, и, конкретно, Кимры. Фестиваль нашел организатора в лице молодого кимрского историка и реставратора Алексея Молчанова. Он и его коллеги обошли несколько адресов, подбирая подходящий для кимрского фестиваля. Выбрали исторический «дом Фёдора Потапенко», о котором собрали информацию, сделали информационную табличку и, конечно, привели фасад в хорошее состояние – соответствующее времени постройки дома. И дом сразу «заиграл», и теперь к нему обязательно водят экскурсии, и туристы восхищенно фотографируют, и у города появилась новая достопримечательность.

Когда мы приехали в Кимры, Алексей Молчанов, к сожалению, не смог лично провести нам экскурсию, но с некоторыми волонтерами «Том-­Сойер­-Феста» мы познакомились. Кроме Ларисы Василевой и Янины Марек, с которыми мы встретились как раз рядом с историческим домом, компанию нам составил Илья Суслов, который просто мимо шел из школы (мальчик учится в восьмом классе). Илья быстренько добежал до дома и буквально через пять минут был рядом – просто потому, что очередной раз пройтись по городу, показать его роскошную деревянную архитектуру ему самому было в радость.





Лариса и Янина, как выяснилось, узнали о проекте из социальных сетей и пришли на фестиваль буквально «с улицы». Впрочем, не они одни. Идея реальными делами сделать свой город лучше захватила многих горожан. Некоторые заходили на пару часов немного поработать кисточкой по хорошей погоде, но другие стойко выдержали всю вахту, часто оставаясь, как, например, Лариса Василева, после рабочего дня до девяти­-десяти часов вечера.

Кроме того, поскольку «Том­-Сойер­-Фест» – это фестиваль, а значит, праздник, все участники после окончания рабочего времени могли собраться вместе, выпить чай, поговорить, послушать рассказы и сообщения по реставрационной практике и о русской архитектуре, словом, полезно и интересно провести досуг.

Кстати, как проводить фестиваль, на что обращать внимание, где брать деньги и как зазывать людей, учат у Андрея Кочеткова в Самаре. Туда Янина Марек как раз накануне нашего визита ездила. Приехала она окрыленная, с массой планов. И все волонтеры выглядят так, словно говорят: «Нам бы уже скорее снова за кисточки и щеточки взяться!».

После того, как мы осмотрели дома на Кирова, мы все вместе прогулялись в заречную часть Кимр, где располагается следующий кандидат на «Том­-Сойер-­Фест» (на улице Московской), и вообще находится район – настоящий заповедник деревянной архитектуры. Илья, поначалу стеснявшийся, оживился и стал рассказывать о своем городе, его домах и знаменитых людях – да как рассказывать! – ему позавидовали бы многие экскурсоводы. Мы прошли по улице Орджоникидзе, мимо «дома Туполева» (дом № 10, куда к сестре приезжал на малую родину после войны Андрей Николаевич Туполев). Мечтой волонтеров, краеведов и всех неравнодушных жителей Кимр является придание этому дому, очень хорошо расположенному в историческом квартале рядом с Вознесенской церковью, охранного и музейного статуса. Тогда можно будет и здесь провести фестиваль – ведь своим знаменитым земляком в Кимрах справедливо гордятся.

Планов много, и очень хочется, чтобы они воплотились. Кимры заслуживают быть одной из туристических столиц Верхневолжья. Безусловно, деревянные дома невероятной архитектуры могли бы стать настоящей точкой притяжения сюда туристов и точкой роста для города.

Павел ИВАНОВ

Фото Анастасии ЧИСТЯКОВОЙ

Источник: Тверские ведомости
10 апреля 2019
Поселку Южный города Кимры грозит экологическая катастрофа из-за разлива солярки?
Местные жители сообщают о гигантском разливе солярки в районе лодочной станции (ДОК) и сильный неприятный запах на месте. Пятно солярки растянулось на несколько десятков квадратных метров и скоро, по всей видимости, окажется в Волге.

Кимряки не догадываются, кто совершил сброс нефтепродуктов прямо в городской черте. Загрязнение округи грозит смертью речным обитателям и ухудшением экологической обстановки как в самой реке, так и в почве вокруг, что в перспективе повлияет и на человека.





Местные сообщают, что это далеко не первый случай сброса ГСМ, но в первый раз — настолько обширное. Кимряки опасаются, что пятно солярки после окончательного таяния льда уйдёт ниже по течению к водозабору, другие успокаивают их, что забор воды осуществляется гораздо ниже, в то время, как солярка находится на поверхности воды.

Жители Кимр готовят обращение в природоохранную прокуратуру.

Источник: Тверь24
10 апреля 2019
Жители города Кимры жалуются на уборку дорог и тротуаров
В Кимрах Тверской области уборка дорог и тротуаров оставляет желать лучшего. Об этом пишут местные жители в группе «Кимрские Страсти» в социальной сети ВКонтакте.

«По центру города куча песка лежит», – возмущаются кимряки. «На улице Володарского грязь по дороге размазали. Ждём, когда высохнет, и будем задыхаться», – пишут пользователи.

Источник: АиФ Тверь
10 апреля 2019
Проект рекультивации свалок в Кимрах и Нелидово подготовят уже в 2019 году
Проект рекультивации свалок в Кимрах и НелидовоТверской области будет подготовлен в 2019 году. Об этом «АиФ Тверь» сообщил заместитель министра природных ресурсов и экологии Тверской области Константин Елагин.

«В этом году подготовят проект рекультивации свалок в Кимрах и Нелидово. Мы выбрали подрядчика, заключили контракты. Планируем начать и разработку проекта рекультивации свалки на 13-м км Бежецкого шоссе.

В ближайшие два года по госпрограмме «Управление природными ресурсами и охрана окружающей среды Тверской области» из областного бюджета на три проекта выделят 40,4 млн. рублей. На рекультивацию свалок направят 194 млн рублей, из них свыше 162 млн - федеральные средства», - сказал Константин Елагин.





Кроме рекультивации, добавил замминистра, в регионе будут вести работу по ликвидации несанкционированных свалок.

«В прошлом году мы выявили 647 незаконных мест размещения отходов, из них убрали 288. Ликвидацией таких свалок обязан заниматься региональный оператор. После того, как поступает информация о несанкционированной свалке, его представители выезжают на место, составляют акт, фотографируют свалку и определяют её координаты. Затем направляют уведомление владельцу земельного участка.

Если собственник сам не ликвидирует отходы, в течение 30 дней региональный оператор обязан её убрать, а затем взыскать расходы с владельца земли в судебном порядке», - уточнил собеседник «АиФ Тверь».

Источник: АиФ Тверь
09 апреля 2019
На любую ногу, или Как в Кимрах создали обувной кластер
Если говорить о том, с чем ассоциировалась Тверская губерния до революции, правильный ответ: хорошая обувь. В Кимрах еще в XIX веке был создан первый полноценный, как сказали бы сейчас, промышленный кластер обувного промысла. Но получилось это не сразу!

Свобода по выкупу

Обувной промысел в Кимрах расцвел еще при Петре Первом, который, как считается, устроил местным помещикам Салтыковым исключительно выгодный подряд для российской армии. С тех пор Кимры стали центром обувной промышленности в Российской империи. Считалось, что именно кимряки первыми научились натягивать сапоги на колодку и шить их одним швом – так, чтобы части сапога будто срастались намертво. Здесь же освоили выпуск «осташей» из двойной кожи, незаменимой обуви для охотников, а также стали шить первую модельную – сапоги «всмятку», или «гармошкой», а также сапоги «со скрипом», в которых ходили все купечество и богатые мастеровые. Здесь же по парижским эскизам делали самые модные дамские туфли и башмаки. При этом понятие качества было настолько абсолютной ценностью, что малейший брак мог закончиться плохо для нерадивого мастера. Есть полулегендарная история, как в 1914 году одного кимрского купца обвинили в том, что он поставил в армию «чуму» – сапоги на картонной подошве. Человек до суда не дожил. Помер от позора.

Со временем кимрское качество обрело мировой статус. Еще на Всемирной Лондонской выставке братья Столяровы получили дипломы и право ставить личное клеймо на свои изделия, «поставляемые в том числе и за границу». На еженедельных субботних базарах в Кимрах в ту пору продавалось 55 тысяч пар обуви. Кимры обували всю Россию. Эта обувь удивительной работы, непредставимого сейчас качества. Кожа тонкая, прочная, выделка отличная, швы безукоризненные… И главное – полностью ручная работа! Перед революцией в Кимрах насчитывалось 16 тысяч «патентных» сапожников, а кимрская обувь продавалась на базарах по всей стране. В наше время в Кимрах даже поставили памятник сапожнику как символу лучшей эпохи в истории города.

Однако история взлета кимрского «сапожного царства» малоизвестна. И связана, как водится, с женщиной. Звали ее Юлия Самойлова, и когда-то село Кимры принадлежало ей. Юлия Самойлова была очень красивой женщиной. Что уж говорить, если даже художник Карл Брюллов настолько воспламенился ее красотой, что до конца дней своих писал портреты Самойловой! А на знаменитой своей картине «Последний день Помпеи» изобразил ее аж три раза: всмотритесь в лица матери, прикрывающей детей, девушки, лежащей без чувств, и женщины, спасающей старика, – все они с лицами, вернее, с лицом любимой модели живописца!

На самом деле девичья фамилия Самойловой — Пален, ее отец приходился родственником жены императора Петра Великого. В 1823-м Юлия вышла замуж за графа Самойлова (с благословения царя), но вскоре супруги разошлись. Графиня часто бывала в имении «Графская Славянка», расположенном в четырех верстах от Павловска. В этом имении собирался весь цвет творческого Петербурга — артисты, художники, музыканты — устраивали шумные вечеринки. Неподалеку находилась резиденция императора Николая Первого. Царь приезжал в Павловск с семьей отдохнуть, а тут каждый вечер шум, концерты у графини Самойловой. «Хоть бы уехала она куда-нибудь», - говорил он. И как в воду глядел!

В 1846 году в Италии Юлия Павловна познакомилась с провинциальным тенором Пери. Между ними случился бурный роман, и графиня решила выйти за него замуж. Пери был католиком, Самойлова решила принять веру мужа. По российским законам, если дворянин принимал чужую веру, он лишался права владеть какой-нибудь недвижимостью в России. Поэтому Самойловой предстояло продать все свои российские активы, в том числе и село Кимры.

И тут к ней пришла… делегация местных сапожников. Прослышав о решении Самойловой продать село, кимряки сами выступили покупателями. Подобные истории, чтобы крепостные себя выкупали, в России случались крайне редко, а тут не одна семья, не две, а целое село! Вопрос решался на самом высоком уровне, разрешение на продажу села Кимры самим крестьянам спрашивали у императора Николая Первого. Тот согласился, после чего министр государственных имуществ граф Киселев оформил сделку. После выкупа жители села переходили в статус обязательных крестьян, то есть, по сути, становились вольными предпринимателями.

Правда, когда кимряки узнали, какую цену назначили за село, они долго чесали в затылках. 495 тысяч рублей — астрономическая по тем временам сумма, тем более для крепостных сапожников, для которых рубль считался большой суммой. Тем не менее кимряки согласились. В государственном банке был оформлен казенный кредит на 495 тысяч с рассрочкой платежей на 37 лет. Граф Киселев выказал крестьянам желание, чтобы они всеми силами оправдали себя в платеже (по 29 000 руб. в год), на что они ответили: мол, милость чадолюбивого монарха будет для них всегда священна; что в нужде они заложат дома, жен и детей, но доверие монаршее оправдают.

Кимряки сдержали слово: рассрочку по кредиту они выплатили досрочно, в 1867 году, за 20 лет. Причем их заставили выплатить и банковские проценты, то есть общая сумма «выкупа» достигла миллиона рублей. Никто даже представить себе не мог, что какие-то крестьяне смогут заработать миллион. Впрочем, к тому времени, как пришел срок выкупа, никто не задавал подобных вопросов. Кимры так сильно «поднялись» на обувном промысле, что в Тверской губернии появился первый в царской России промышленный кластер, центр всего сапожного ремесла.

А что же графиня Самойлова? Через несколько месяцев после свадьбы ее муж, тенор Пери, скончался от туберкулеза. Сама же графиня, потеряв доходы от русских имений, продолжала вести прежний расточительный образ жизни и постепенно совершенно издержалась. Когда ей было 60 лет, она решила купить графский титул и вступила в фиктивный брак с обедневшим французским дипломатом, графом де Морне. Брак этот разорил ее окончательно. Под старость бывшая красавица и аристократка поселилась в Париже, где познала настоящую бедность, распродав с «молотка» все свои коллекции картин.

Она умерла в нищете, а ее бывшие крепостные стали богатыми и процветающими. Есть легенда, что, узнав о смерти бывшей владелицы Кимр, сапожники отправили в Париж самые красивые туфельки, инкрустированные слоновой костью и золотом – положить в гроб…

Обуть армию

В истории тверских сапожников есть сюжет, сведения о котором удалось найти в государственном архиве Тверской области. История, без преувеличений, исключительная.

Началось все с того, что в 1904 году, когда Россия готовилась к войне с Японией, выяснилось: на военных складах практически нет сапог. Военное министерство стало думать, как решить эту проблему. Требовалось в кратчайшие сроки пошить несколько сотен тысяч пар обуви для армии и

флота, чтобы «обуть» солдат, отправляющихся на войну. И не придумали ничего лучше, чем обратиться к кимрским сапожникам – Кимры тогда входили в состав Корчевского уезда Тверской губернии. На тот момент сапожное и кожевенное ремесло было развито не только там, но в столице решили, что именно тверские сапожники сумеют выполнить особое задание военного ведомства быстро, качественно и в срок.

«Сапожному вопросу» придавалось исключительное значение. Требовалось организовать производство сапог на местах, поэтому в Тверь полетели строгие депеши. В Тверской земской губернской управе сам председатель фон Дервиз рассылал циркуляры: призвать сапожников выполнить патриотический долг. И сделать это требовалось максимально быстро: на дворе стоял май 1904 года, а обуть экспедиционный корпус, отправляющийся в Маньчжурию, следовало буквально за пару месяцев.

Разумеется, власти на местах немедленно откликнулись и отрапортовали, что сапожники оповещены и готовы оказать помощь России в борьбе с японцами. Единственное, им нужны материалы и выкройки, по которым надо делать сапоги. Профессия сапожника совершенно неожиданно для всех стала стратегической, и всех ее представителей поименно переписали. Результаты этой переписи сохранились в архивах. Всем сапожникам дали звание ратников (ополченцев), чтобы они понимали важность возложенной миссии.

До присвоения воинских званий, слава богу, не дошло, к тому же «военным сапожникам» за их работу все-таки платили (1 рубль 48 копеек за пару), но сделать военный заказ требовали максимально быстро. Из Вятки в Тверь прибыл военный эшелон, груженный кожей, железными шпильками, задниками, каблуками, из Перми доставили стратегически ценный груз – восемь пудов стелек. Добавим, что следить за выполнением «сапожного задания» в Тверь из Петербурга прибыл сам генерал, уполномоченный департамента сельской экономии Министерства государственных имуществ И.И. Ямпольский.

И работа закипела! Тогда не принято было писать о передовиках производства и перевыполнении плана, но уже в июле председатель Тверской губернской земской управы докладывал, что сапожник Киселев изготовил 130 пар, тогда как в среднем каждому сапожнику требовалось сделать 100 пар. А другой сапожник (имени его в документах, к сожалению, нет) привлек к выполнению стратегического задания всю семью: жена кроила голенища, подошвы и кружки для каблуков, старший сын делал строчки, младший собирал готовое изделие, и даже самого маленького, семилетнего, приспособили упаковывать готовые сапоги. Он тоже имел статус ратника-ополченца и получал по три копейки за каждую изготовленную пару сапог. В Кимрах сапожники расчехлили швейные машинки, которые имелись в каждой семье, но их держали для особых случаев, предпочитая работать по старинке, вручную.

«Военные сапожники» из Кимр и других уездов губернии с честью выполнили задание военного ведомства, отправив в армию 13 327 пар готовых сапог. Каждая пара обошлась казне втрое дешевле, чем если бы эти сапоги закупали где-нибудь за границей. А качество их было настолько высокое, что по распоряжению «уполномоченного по сапогам» Ямпольского тверская обувь была отобрана для показа на Первой Всероссийской выставке кустарного производства в 1906 году. Там сапоги демонстрировали как образец того, что способен сделать своими руками крестьянин, не занятый в промышленном производстве. Это был первый случай, когда армейская обувь стала сенсацией всероссийской выставки.

Есть даже предположение, что на деньги, которыми казна щедро рассчиталась с кимряками за поставки сапог, кимрский купец Александр Строганов в 1907 году открыл в селе первую фабрику механического пошива обуви «Якорь» (ныне обувная фабрика «Красная Звезда»). Однако у этой красивой истории есть продолжение, увы, не такое красивое.

Спустя 10 лет, в 1914 году, перед началом Первой мировой войны, военное ведомство обнаружило, что на складах… вновь не хватает сапог. Опять не подготовились к войне, что ты будешь делать! Вспомнили, как десять лет назад кимрские сапожники выручили, решили повторить опыт. Снова собрали списки сапожников, так же распределили заказы. Но тут… В общем, все оказалось плохо.

Во-первых, Кимры наводнили перекупщики, которые скупали за копейки готовую продукцию и тут же перепродавали военному ведомству по тройной цене. И сделать с ними ничего было невозможно, поскольку «посредники» оказались родственниками некоторых членов Тверской земской управы, распределявших казенные деньги. И это еще полбеды. Те же посредники выкупали на складах хорошую кожу, привезенную для изготовления сапог, а вместо нее отправляли гнилую, лежалую, которая буквально расползалась под руками мастера. Кстати, «гнилые сапоги» стали в Первую мировую настоящим символом повального казнокрадства, воровства и коррупции в тылу.

К счастью, на репутации самих сапожников это никак не отразилось. Хорошую обувь в Кимрах делают и по сей день.

Автор благодарит сотрудников Государственного архива Тверской области за помощь в поиске редких материалов и документов.
Владислав Толстов

09 апреля 2019
Самое бескультурное население проживает в Вышнем Волочке, Торжке и Кимрах
По последним данным, самые "окультуренные" люди живут в Оленинском районе, на втором месте по уровню культуры – Калязинский, на третьем – Молоковский. Кимры же оказались на 40-ом месте по "окультуренности" населения, Кимрский район - на 30-ом.

В самом конце рейтинга плетутся Торжок и Вышний Волочек – там один человек посещает учреждения культуры в среднем 1,5 раза в году. На заседании правительства Тверской области думали, что с этим делать и как реализовать региональную составляющую национального проекта "Культура".

Национальный проект "Культура" рассчитан до 2024 года и подразумевает работу по трём направлениям: "Культурная среда" (развитие инфраструктуры), "Творческие люди"(создание условий для развития творческого потенциала) и "Цифровая культура" (цифровизация услуг).

Конкретная цель проекта – повысить на 15% число посещений организаций культуры и в пять раз увеличить количество посещений информационных ресурсов Минкультуры (Культура. РФ, История. РФ, портал Национальной электронной библиотеки, Государственный каталог Музейного фонда России и др.). В списке регионов ЦФО мы занимаем шестое место по количеству посещений культурных учреждений на человека в год – 5,1. Самая культурная в этом рейтинге область – Белгородская: в среднем ее житель 7,5 раз посещает культурные мероприятия.





Что касается тверского районного рейтинга, то губернатора он удивил.

Чаще всего посещают учреждений культуры жители Оленинского района – 17,3 раза в год в среднем каждый. Жители Калязинского района – 14. На третьем месте – Молоковский район - 13,6.

Удивительно, но в крупных городах – Твери, Ржеве, Кимрах, Торжке и Вышнем Волочке – жители реже остальных посещают муниципальные учреждения культуры. В самом конце рейтинга Вышний Волочек – 1,6 раз в год, в Торжке - 2,6, в Кимрах – 2,9, Твери – 4,8 раз в среднем горожанин ходит в музеи, театры и дома культуры.

- То есть жители сельской местности чаще, чем городские, посещают учреждения культуры? С таким подходом мы не повысим уровень культуры, а просто освоим средства. Не очень хорошо, не очень хорошо, - удивился губернатор и велел проанализировать положение культурных дел в районах-аутсайдерах.

Чтобы культура развивалась, в Тверской области в рамках нацпроекта будут ремонтировать местные дк и клубы, оснащать детские музыкальные школы и кинозалы, модернизировать театры, создавать модульные библиотеки и проводить фестивали и конкурсы. Кроме того, "творческие люди" и НКО могут получить гранты на поддержку фестивалей, проекты по укреплению российской гражданской идентичности и прочего.

По материалу ТИА



Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Telegram
В Контакте
Одноклассники
Instagram
Facebook
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - Город-Кимры.ru