Дата: 02 апреля 2021

От потери квартиры до жизни в рабстве: шокирующая история бездомного из Кимрского района

Сейчас Александр Лепеничев рассчитывается по кредитам, которые на него оформили цыгане.

Трудно быть бедным. Ещё труднее, если ты знавал лучшие времена. Александру Лепеничеву кажется, что над ним тяготеет злой рок, а ситуация никогда не изменится. Протоптав дорожку, беды одна за другой идут к нему.

Чёрная полоса в жизни мужчины началась в 2005 году. Александр потерял жильё, лишился документов, оказался в рабстве у цыган, где его заставляли попрошайничать. Но после всей этой немыслимой череды несчастий появился лучик света: в подмосковном приюте наш герой встретил настоящую любовь. Бездомный из Кимрского района поделился с Tverigrad.ru своей шокирующей историей.

Далеко не всем людям везёт постоянно, и в разные периоды своей жизни многие из нас оказывались в тяжёлых ситуациях. Но на Александра, кажется, свалились все несчастья, которые только бывают на свете.

Очнулся — ни квартиры, ни документов…

Александру Лепеничеву – 48 лет. Он инвалид второй группы. Живёт в полуразрушенном покосившемся доме в деревне Незденово Кимрского района. Но когда-то у него была квартира в городе Железногорск Московской области, был собственный бизнес.

У мужчины — высшее образование: он окончил Московский физико-технический институт. Работал Александр в издательстве, которое занималось выпуском специализированной литературы. Однако компания не выдержала конкуренцию и обанкротилась.

— Так я остался без работы, перебивался временными заработками. В 2005 году в кафе случайно познакомился с одним азербайджанцем. Он мне предложил работу с хорошим заработком, напросился в гости. Мы с ним выпили, я вырубился, а очнулся уже в Тверской области — в деревне Крупцово Ржевского района. Я лежал в полуразрушенном доме, без всяких удобств. Документов при себе не было. Была зима, — рассказывает Александр.

Чёрные риелторы, которые лишили его крыши над головой, сделали Александру временную прописку в Крупцово. Регистрация действовала 6 лет.

В деревенском доме он был не один — там жил беженец из Казахстана. Он вёл своё мало-мальское хозяйство: коровы, куры… Александр помогал убирать за скотиной, выполнял работу по дому. «Этот беженец помог мне пережить зиму. А весной я отправился в Железногорск разбираться в ситуации», — говорит Александр.

Но квартира за это время уже стала чужой, несмотря на то, что никаких документов на продажу бывший хозяин не подписывал. Концов было не найти.

«Ничего у меня, в общем, с квартирой не получилось. Я обращался в полицию, но моё заявление не приняли», — продолжает мужчина.

Родных нет, помочь некому. Совсем один. Александр сумел трудоустроиться в Москве. Средств вполне хватало, чтобы снимать жильё. Зимой 2013 года он снова остался без работы. Возможности оплачивать жильё не было, и наш герой оказался на улице.

— Я приехал в Железногорск. Там у меня были знакомые. Ночью на неосвещённой улице провалился в прикрытый картонкой канализационный люк и повредил ногу. Кое-как доковылял до железнодорожной станции, но она уже была закрытой. Пытался зайти в какой-нибудь подъезд, чтобы согреться, однако двери были заперты на кодовые замки. К утру я потерял сознание. Один добрый мужчина привёл меня в чувства и отвёл в больницу. Я был без документов. Врачи сказали, что у меня началась гангрена, — сделал короткую паузу Александр, вздохнул, а затем продолжил. — Мне ампутировали стопу.

Так он стал инвалидом. Александра определили в приют для бездомных во имя Святого Праведного Иоанна Кронштадского в Твери. Там ему восстановили документы. Согласно новым документам, Александр был прописан в городе Павловский Посад Московской области.

— Как так получилось? Я однажды устраивался там на работу, тогда был ещё на двух ногах. Поскольку жилья не было, на работу никто не принимал. Пришлось сделать прописку в этом городе. В тверском приюте мне её и оставили, — объяснил он.

Из Твери Лепеничева отправили обратно в Павловский Посад, по месту прописки. Одну ночь Александр провёл в ночлежке для бездомных. «Была зима. Я — на коляске и без гроша в кармане. Очень замёрз», — продолжает историю Александр.

Встреча с цыганами

Вскоре ему на улице повстречались цыгане и предложили проследовать за ними, чтобы согреться. «Таким образом я попал в зависимость от цыган. Это был 2016 год. Какое-то время я находился у них», — говорит Александр.

Ромалы предложили мужчине оформить на себя кредит: «Я понимал, чем это всё оборачивается. Слышал про аналогичные случаи: люди брали кредиты, а потом их находили мёртвыми в подмосковном лесу. Если вообще находили».

Александру на инвалидной коляске удалось сбежать от цыган, но ромалы отобрали у него все документы.

Несколько дней мужчина скитался по улицам и оказался в лапах других цыган — таджикских. Они делали бизнес на просящих милостыню в Москве. Итак, Александр попал к ним в рабство. Цыгане каждый день отвозили его на точки просить милостыню. Александр побирался у подземных переходов, торговых центров, на дорогах: «Я даже не видел, куда меня отвозят. Стёкла были наглухо тонированы». Все деньги забирали, кормили скудно.

— Жил я в одном доме с цыганами, мне выделили маленькую каморку с кроватью. Эта каморка была без двери, просто задёрнута шторкой. На точки меня отвозили каждое утро, побирался до вечера. За день удавалось собрать разные суммы — от нескольких сотен, до нескольких тысяч. Всё зависело от проходимости места. Потом меня отвозили обратно в каморку. Я работал у цыган за еду. Кормили каждый вечер — супы, каши… Ну может ещё в течение дня цыгане купят мне какой-нибудь бутербродик и чай. Побирался около года, — продолжает Александр.

В доме Александр жил с такими же, как он. Через несколько месяцев его вызволили из цыганского рабства журналисты федерального телеканала и Общероссийская общественная организация «Офицеры России».

Приют для сердец

— Меня отправили в частный православный приют «Ной» под Егоревском в Московской области. Там я познакомился со своей пока ещё гражданской супругой Алёной. Она работала сиделкой в приюте, — продолжает Александр.

Разница в их возрасте — 11 лет. Но разве это имеет значение для любящих сердец?! Алёна — из Белоруссии. Ранее девушка работала учительницей биологии в школе. Она потеряла маму, осталась одна и решила уехать в Подмосковье.

— Как только журналисты привезли к нам Александра, я сразу обратила на него внимание. В приюте было очень много людей с криминальным прошлым, неспокойных, агрессивные. А Александр — человек очень интеллигентный, спокойный. Он пишет стихи, неоднократно публиковался в газетах. Мы сразу подружились, — рассказывает Алёна.

После непродолжительного общения Александру и Алёне стало ясно, что чувства между ними сильные. Пора строить семью.

— Я поняла, что нам надо отсюда уезжать. Мы нашли в соцсетях давнюю знакомую Александра — они учились вместе. Благодаря одногруппнице Александа мы сделали ему полис, СНИЛС, восстановили документы. В Долгопрудном оформили вторую группу инвалидности, — говорит Алёна.

Священник из села Троицкое Чеховского района Московской области приютил их у себя на какое-то время. Потом пара переехала в деревню Незденово Кимрского района и стала жить в обветшалом деревянном домишке, который скорее напоминает заброшенный.

Живут они на одну пенсию по инвалидности — около 11 тысяч рублей в месяц. Пойти на работу Алёна не может, поскольку за супругом-инвалидом нужен уход: он много не может сделать самостоятельно.

— У Александра подорвано здоровье. Он много лет скитался, голодал. Условия в этом доме очень тяжёлые, мы еле перезимовали зиму. Дрова нужно заготовить, воду наносить…, — говорит Алёна.

Кредитное бремя

Ко всему прочему, им начали поступать уведомления о долгах из банков. Оказывается, летом 2016 года цыгане оформили на Александра 20 кредитов в 20 кредитных организациях.

— Некоторые кредиты были серьёзными, остальное — микрозаймы. Общая сумма составила больше миллиона рублей. В банке «Ренессанс», например, цыгане взяли на Александра кредит 460 тысяч рублей, в Альфабанке — 320 тысяч, в «Тинькофф банке» тоже несколько десятков тысяч рублей и так далее. Мы отправились в суд в Павловске Посаде. Экспертиза показала, что подписи Александра поддельные. Также при фотофиксации лицо было не Александра, а совсем другого мужчины. Таким образом был взят микрозайм во Владикавказе — совершенно непохожий на Александра человек держал его паспорт в руках. За прошлую зиму мы смогли разобраться с пятью банками. Сотрудники кредитных организаций приезжали сюда к нам, брали у Александра образцы подписей. Было установлено, что кредит брал не он, — объяснила Алёна.

Неизвестно, какие долги ещё могут числиться за влюблёнными. Поэтому они каждый день проверяют электронную почту.

Александр и Алёна мечтают начать новую жизнь с чистого листа, но из-за кредитной кабалы сделать этого не могут.

— В соседней деревне есть большая ферма, я могла бы там работать. Один знакомый купил в этой деревне квартиру за 150 тысяч рублей. Но из-за загубленной кредитной истории Александра нам даже 100 тысяч не оформить, — говорит Алёна.

Сейчас они пытаются получить социальное жильё. «Хочется уже пожить нормально, мы очень устали от этого всего», — вздыхает девушка.

Но Александр не опускает руки и не впадает в уныние. Он искренне верит, что завтра станет лучше и чёрная полоса закончится. Александр Лепеничев прочитал Tverigrad.ru свои стихи.

Знаю точно, всё в мире должно повториться.
Новый будет рассвет и новая встанет заря.
Если за день хорошее что-то случится…
Значит, день этот прожит был вовсе не зря.

Источник: Tverigrad.ru


Дата: 02 апреля 2021 | Просмотров: 775



Кимры. Выпуск новостей от 23 октября 2021

Кимры. Выпуск новостей от 23 октября 2021
Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
Instagram
Telegram
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2021 Город-Кимры.ru