Город Кимры
Поиск по сайту   
+7 (905) 606 01 96
79056060196@ya.ru
Общественный информационный портал города Кимры

Дата: 06 февраля 2021

«Бунт, которого не было»: В 1929 году маленькое село Кимры оказалось в центре внимания всей страны

«Бунт, которого не было»: В 1929 году маленькое село Кимры оказалось в центре внимания всей страны

В 1929 году маленькое село Кимры оказалось в центре внимания всей страны. Здесь судили священников храма Преображения Господня – настоятеля отца Феодора Колерова и церковного старосту Анания Бойкова. Церковнослужителей обвинили в разжигании бунта, оба были объявлены зачинщиками массовых выступлений, осуждены и расстреляны.

Вместе с ними в расстрельную камеру отправились еще несколько человек, не служивших в Преображенском храме, но следствие сочло их сообщниками главных обвиняемых. Только спустя почти семь десятилетий выяснились подробности «дела о бунтующих священниках». И оказалось, что обвиняемые не были виновны в том, что им предъявляли. Правда, к тому времени они подлежали другому суду…

19 мая 1929 года Преображенский храм в Кимрах был полон молящимися. Служба началась с того, что отец Феодор, поднявшись на кафедру, зачитал постановление властей о закрытии храма. Особенно подчеркивалось, что отец Феодор призвал верующих подчиниться воле властей и не оказывать сопротивления. Однако его не послушали. На следующий день из Кимрского городского совета пришла специальная комиссия для составления описи церковных ценностей. На пороге их встретила плотная толпа верующих. Членов комиссии ругали, толкали и в храм не пустили. Прихожане установили дежурство возле храма, и теперь около церкви круглые сутки клубилась толпа, в которой собиралось, по данным следствия, до 300 человек. Среди них было много молодых людей, которые (это тоже осталось в материалах следствия) «выкрикивали антисоветские и провокационные лозунги». Отмечали также, что сам настоятель храма отец Феодор постоянно выходил к собравшимся и просил их допустить в церковь представителей власти. «Мы не хотим скандала, мы не хотим, чтобы пострадали виновные», – неустанно повторял отец Феодор. Как в воду глядел…

Толпа не расходилась четыре дня. На пятый день в Кимры прибыл отряд красноармейцев, который окружил территорию храма и потребовал немедленно разойтись. После того как командир отряда сказал, что у него есть приказ подавить сопротивление любыми средствами, толпа стала расходиться. В Преображенскую церковь вошли сотрудники ОГПУ и немедленно арестовали всех, кто находился в это время в храме, – самого отца Феодора, старосту храма Анания Бойкова (иногда его фамилию пишут как Байков) и нескольких прихожан, среди которых находился Михаил Болдаков, один из активных, как выяснили на следствии, участников «народного схода». Всех арестованных увезли в тверскую тюрьму, началось следствие.

Аресты продолжились и в последующие дни. Всего по делу о «церковном бунте» было арестовано 15 человек, все они были помещены в следственную тюрьму. Практически сразу среди прихожан начался сбор средств на оплату адвокатов. Считали, что необходимо пригласить московских адвокатов, которые смогут объяснить невиновность отца Феодора и старосты Анания Бойкова. Однако московские адвокаты отказались браться за это дело. Они объяснили это тем, что в советской России начались гонения на церковь, и историю с «народным бунтом» в Кимрах хотят сделать показательным процессом, наказать обвиняемых максимально сурово, чтобы другим неповадно было бунтовать.

О том, что бунт в Преображенском храме постараются сделать образцовым политическим процессом, говорило и то, что на судебный процесс в Кимры приехали десятки корреспондентов центральных и московских газет. «Мы судим не группу верующих, которые якобы были против передачи здания церкви для культурных надобностей и поэтому оказали сопротивление… – писалось впоследствии в этих газетах. – Мы судим нашего… врага…». Процесс был объявлен открытым, но власти заготовили пригласительные билеты, по которым пропускали в зал суда. Распространение билетов контролировалось настолько, что никто из родственников подсудимых не был допущен на судебные заседания. Сами родственники не имели возможности увидеть обвиняемых. Свиданий им не давали, передач не принимали. Даже на процесс обвиняемых привезли из Твери ночью перед первым заседанием. Один из свидетелей вспоминал, что обвиняемых перевозили на открытой барже, потом заставили подниматься по крутому скользкому берегу. Обвиняемых окружал плотный конвой, и родственники могли только издали увидеть своих близких, опасаясь даже окликнуть их по имени…

Первое заседание суда было назначено на 20 октября. Обвиняемые, несмотря на угрозы обвинителей и враждебное отношение специально подобранной публики, держались мужественно, виновными себя они не признали. 27 октября был зачитан приговор: священник Феодор Колеров, староста Ананий Бойков, члены церковного совета Дмитриев и Закурин и Михаил Болдаков были приговорены к расстрелу. Адвокаты приговоренных подали кассации. На время кассации отца Феодора перевели в Москву, в Таганскую тюрьму.



Известно, что жена о. Феодора просила о помощи влиятельных знакомых, но безрезультатно. В частности, она пыталась обратиться к тогда уже известной певице народной артистке Неждановой, которой когда-то отец Феодор помог пережить голодное время: она не имела средств к существованию и с разрешения священника давала концерты в Преображенской церкви. Теперь советская власть благоволила к Антонине Неждановой, и она была вполне благополучна и обеспечена. Матушка Анна пришла к Неждановой домой и постучалась. Дверь в квартиру открыла горничная и спросила: «Кто вы?». Не закрывая двери, она произнесла вслух фамилию пришедшей. Антонина Нежданова крикнула из глубины квартиры: «Передайте, что меня нет дома!»…

Прихожане отца Феодора очень любили и пытались сделать все, чтобы спасти его. Отец Феодор был одним из самых популярных священников в Кимрах, его знали все. О жизни этого человека известно немного. Он был местным, вырос в семье дьякона Калязинского уезда, окончил Тверскую духовную семинарию и был рукоположен в сан иерея. В 1912 году, когда в Кимрах построили новый храм Преображения Господня, отец Феодор стал его настоятелем. Он быстро стал любимым и уважаемым священником в городе. Отец Феодор знал всех прихожан. В Кимрах в те годы было немало запойных пьяниц, и с ними священник проводил молитвенные занятия, отвращая их от страшного порока. Отец Феодор был ценителем духовного пения, он создал церковный хор, приглашал в Кимры известных певцов, которые давали благотворительные концерты. Когда началась Первая мировая война, отец Феодор и его жена возглавили в городе общество помощи фронту, шили для армии одежду и отправляли на фронт посылки.

При советской власти популярный кимрский священник стал подвергаться гонениям. В 1919 году он, как заложник, был арестован, заключен в тюрьму города Твери. Его обвинили в том, что он «организовал духовный концерт без всяких разрешений на то советских органов». Вскоре он был освобожден, но у семьи была конфискована часть имущества, затем была наложена огромная контрибуция в 5000 рублей золотом. Прихожане собрали средства для выплаты контрибуции, но совсем скоро, в 1922 году, отца Феодора постигла новая беда. По распоряжению властей у него были отобраны в церковном доме две самые удобные комнаты, и власти предупредили, что вскоре отберут и весь дом, так что пусть священник себе строит другой, чтобы было куда перейти. С большим трудом о. Феодор собрал средства и построил дом, это было уже в 1927 году. В том же году Кимрский городской совет возбудил ходатайство перед ВЦИК о закрытии Преображенского храма. В июле 1928 года ВЦИК постановил закрыть храм. Верующие созвали собрание, решившее отстаивать храм, и послали делегацию во ВЦИК. Хлопоты продолжались около года. В мае 1929 года власти прислали постановление о закрытии храма. После этого и случились события, которые привели к расстрельному приговору отцу Феодору и его прихожанам.

29 ноября 1929 года в утренних газетах было опубликовано, что священник Феодор Колеров, староста Ананий Бойков и мирянин Михаил Болдаков расстреляны. Однако о. Феодор был еще жив, и вечером этого дня ему дали свидание с женой и сыном. Священник вышел к ним худой, изможденный, но совершенно спокойный, внутренне умиротворенный и просветленный. Он знал, что его скоро убьют, и, уже как человек не от мира сего, положив руку на голову сына, мирно беседовал с Анной Михайловной. Когда свидание закончилось и стража отвела о. Феодора в камеру, он написал на обороте фотографии жены имена детей. И подписал: «До свидания общего».

Отпевание отца Феодора и убиенных с ним Анании Бойкова и Михаила Болдакова состоялось в соборе города Кимры при большом стечении верующих.

Владислав ТОЛСТОВ

Источник: Край Справедливости
Дата: 06 февраля 2021 | Просмотров: 429





ГОРОД ДУБНА.РФ
Родных пилота, который погиб в годы войны под Краснодаром, ищут поисковики в Талдоме

Младший лейтенант Сергей Зуйков – один из тех погибших бойцов, чья похоронка даже не дошла до родных. Догадывались ли близкие красноармейца, что он погиб геройской смертью? Пока это неизвестно, но подмосковные и краснодарские поисковики надеются, что удастся найти родственников младшего лейтенанта и рассказать им о его боевой судьбе.

Известно, что Зуйков Сергей Степанович родился 24 сентября 1917 года в деревне Ахтимнеево.

- Сегодня это Талдомский городской округ. В январе 1938 года он поступил в авиационную школу. А дальше – война, – говорит руководитель поискового отряда «БУМЕРАНГ-ДОСААФ» в Наро-Фоминске Федор Пущин.

Недавно выяснилось, что жизнь молодого пилота оборвалась 2 августа 1942 года в Белоглинском районе Краснодарского края. Эта территория была оккупирована немцами. Во время боевого вылета самолет И-15 («Чайка») Зуйкова сбила зенитная артиллерия противника. Машина упала в реку Рассыпную. Местные жители предали бойца земле, не зная ни его имени, ни откуда он родом. До 1958 года могила неизвестного пилота располагалась на берегу реки, а затем была перенесена в братскую, расположенную неподалеку.





Отцу пилота, проживавшему в Ленинграде, отправили похоронку. Однако извещение вернулось с пометкой «по данному адресу никто не проживает».

В конце 1990-х поисковики Краснодарского края провели экспедицию по подъему из русла реки обломков самолета. Сделали запросы в архив, чтобы установить личность пилота, за которым была закреплена машина, но тогда это не дало результата.

В этом году дело сдвинулось с мертвой точки. Добровольцы в очередной раз обследовали фрагменты самолета, хранящиеся в музее с. Белая Глина. В этот раз помогли коллеги поисковиков, авиационные исследователи и специалисты, поработавшие с документами в Центральном архиве Мин­обороны страны. Они узнали, что пилотом самолета И-153 6628 с мотором М-62 621076, с высокой степенью вероятности, был именно младший лейтенант Зуйков. По состоянию на 25 июля 1942 года машина числилась в составе 267-го истребительного авиационного полка 236-й истребительной авиационной дивизии.

– Если удастся найти родственников, они смогут узнать, где похоронен их близкий человек, и приехать на братскую могилу. Возможно, передадут в семью какие-то фрагменты самолета. Это распространенная практика, – отмечает Пущин.

Екатерина Никитина

Источник: Подмосковье Сегодня
Читать дальше
65 лет Дубне: выпуск дубненского телевидения, посвященный 8 марта, 1991 год | Видео

65 лет Дубне: выпуск дубненского телевидения, посвященный 8 марта, 1991 год

Корреспонденты пообщались с представительницами прекрасного пола и спросили, о чем они мечтают, а у мужчин узнали, что они желают женщинам…

Напомним, по средам на телеканале «Дубна» мы вспоминаем историю города, большие праздники и значимые события. Вспомним, как это было, вместе!





Источник:
Читать дальше

ИСТОРИЯ, КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ
03 февраля 2021
В Кимрах можно увидеть уникальные исторические росписи на домах


В группе «Its Кимры» выложили интересные фотографии с уникальными для этого старинного города Тверской области историческими росписями на деревянных домах.

Как считает автор поста, такие элементы могли служить заменой деталей из дерева. Возможно, местные жители так экономили. Впрочем, это не мешало зданиям выглядеть красиво.

На нашей главной фотографии — дом 11/6 на улице Волжская. Тут росписи украшают фриз. Дом уникален не только росписями–на мезонине частично сохранилась деревянная надпись типа «Сей домъ построенъ». По-видимому, последняя сохранившаяся в городе. Ее можно разглядеть на этом снимке:



А это — дом на улице Карла Либкнехта, являющийся объектом культурного наследия «Главный дом» в составе «Усадьба городская, 1890 год». Единственный сохранившийся до наших дней в Кимрах явный образец деревянного классицизма. На фото видны остатки нарисованного углового руста:

А здесь мы видим так называемый «замковый камень»:

Источник: ТОП Тверь
Читать дальше

01 февраля 2021
От коронавируса скончался заслуженный художник РФ, кимряк Владислав Сидоров


29 января от коронавирусной инфекции скончался коренной кимряк, заслуженный художник РФ, ведущий мастер отечественной керамики Владислав Петрович Сидоров.

Он месяц боролся с коронавирусом, сообщает пост в местной группе ВК.

Некролог размещен на сайте Гжельского Государственного университета, где Сидоров работал доцентом кафедры декоративно-прикладного искусства и дизайна.

Керамист скончался на 75-м году жизни.

Его первая творческая работа – реконструкция и изготовление изразцовой печи XVI–XVII веков для музейного комплекса в Зарядье была отмечена премией Государственного исторического музея (1980).



"В 1984 году Сидоровым была создана на Гжельском экспериментальном керамическом заводе грандиозная по масштабу работа «Древо жизни» для Палеонтологического музея Москвы.

Владислав Петрович был человеком творческим и деятельным, это позволило ему – художнику, педагогу – реализовать на практике многие идеи. В их числе керамические люстры – каскады и колонны для пионерского лагеря «Артек» в Крыму «Легенда об Адаларах», серия изразцовых печей-каминов, рельефное панно «Волжские просторы».

Искусствоведы отмечают, что его творчество отличает глубокое понимание художественно-пластических особенностей и специфики керамики. Произведения В.П. Сидорова находятся в фондах Российской академии художеств, в крупнейших музеях страны и частных коллекциях", - говорится в некрологе.

Источник: Panoramapro.ru
Читать дальше

01 февраля 2021
В Кимрском краеведческом музее открылась выставка о Нюрнбергском процессе


1 февраля в Кимрском краеведческом музее открылась выставка Мемориального комплекса "Медное" "Нюрнбергский процесс. Уроки истории", посвящённая главному судебному процессу ХХ столетия.

Большая часть материалов, представленных на выставке, демонстрируются впервые.

Выставка будет открыта до 1 апреля по адресу г. Кимры, ул. Кирова, д. 13/8, Кимрский краеведческий музей (филиал Тверского государственного объединённого музея), сообщает сообщество комплекса "Медное" ВКонтакте.

Источник: Panoramapro.ru
Читать дальше

30 января 2021
Медсестра и мажоретки из Кимр побывали в гостях у Якубовича на программе «Поле чудес» | Видео


Елена Серова из Кимр поучаствовала в программе "Поле чудес", которая вышла в эфир на Первом канале вчера, 29 января.

Она угадывала слово в первой тройке игроков.

Леониду Якубовичу Елена Серова рассказала, что Кимры - город, славящийся обувщиками. Но в настоящий момент от обуви в городе остался один лишь памятник.

Также она передала привет своим коллегам, которым сейчас приходится работать в непростых условиях, связанных с коронавирусом, подарила подарки, в том числе, музыкальный.

На сцене выступил танцевальный коллектив школы-студии мажореток "Билив" из Кимрского района.

Елене и ее соперникам по игре досталось задание, где нужно было угадать, как в Киевской Руси называли целителя, избавлявшего от зубной боли.

Чтобы выиграть, Елена отказалась от приза, который выпал ей при вращении барабана. Но быстрее угадать слово получилось у ее соперника. Оказалось, что целителя называли зубоволок.



Источник: Panoramapro.ru
Читать дальше

Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
Instagram
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2021 Город-Кимры.ru