Дата: 16 августа 2019

16 августа 1924 года в Кимрском районе родился литературовед Борис Федорович Стахеев

Выдающемуся отечественному филологу-полонисту Борису Федоровичу Стахееву (1924–1993) 16 августа 2019 г. исполняется 95 лет, однако он не дожил и до своего 70-летия, и в 2013 г. прошла печальная 20-я годовщина его безвременного ухода. Тем не менее этот исключительно талантливый ученый успел сделать неоценимо много для полонистики, для изучения и популяризации польской литературы в России, для славяноведения в целом. Начиная с 1954 г. научная деятельность Бориса Федоровича была связана с Институтом славяноведения Академии наук. Борис Федорович был незаурядной личностью, блистательным эрудитом, пользовался бесспорным научным авторитетом среди нескольких поколений отечественных полонистов, для которых он был мудрым учителем, неформальным лидером, коллегой и другом.

Борис Федорович родился в деревне Азарово под Кимрами, рано потерял отца, в 1932–1941 г. учился в московской школе, а в 1942 г. был призван в армию, воевал на нескольких фронтах как рядовой саперной части, в звании старшины вступил на территорию Польши, дошел до Берлина. Он был награжден многочисленными орденами и медалями, в том числе – «За освобождение Варшавы». Такой стала первая встреча будущего полониста с Польшей, а десятилетия спустя польское правительство отметило его заслуги в области популяризации польской литературы высокой наградой – кавалерским крестом ордена «Возрождение Польши» (“Polonia Restituta”), затем в 1970 г. он стал лауреатом премии польского Пен-клуба.

После демобилизации (сентябрь 1945 г.) Борис Федорович, будучи уже возрасте 22 лет, в 1946 г. поступил на славянское отделение филологического факультета МГУ, а по его окончании с отличием был принят в аспирантуру. Он специализировался в области изучения польского романтизма, который наложил глубокий отпечаток на польскую культуру в целом, «оказался мерой ценностей, камертоном национальной настроенности».

Центральной фигуре польского романтизма – Адаму Мицкевичу были посвящены и диссертация Б. Ф. Стахеева, и новаторская по материалу и его интерпретации монография «Мицкевич и прогрессивная русская общественность». Эпоха романтизма в Польше и творчество ее выдающихся представителей (А. Мицкевича, А. Фредро , Ю. Словацкого, З. Красиньского) нашли свое отражение в нескольких написанных им главах коллективного труда полонистов Института «История польской литературы» (Т. 1–2, 1968–1969), одним из инициаторов и членов редколлегии которого был Б. Ф. Стахеев, а также в принадлежащих его перу соответствующих главах «Истории зарубежной литературы XIX в.» (1979–1983) и «Истории всемирной литературы»; в таких его трудах, как «Романтизм и его роль в развитии национального самосознания и национальной культуры» (1973), «Воровский и проблемы польского романтизма» (1975), «Мир и человек в польской романтической поэзии» (1990) и др.

В стремлении сделать богатое наследие польского романтизма достоянием не только научной, но и широкой читательской аудитории Борис Федорович самым активным образом участвовал в изданиях русских переводов произведений польских романтиков – А. Мицкевича («Пан Тадеуш», 1954; «Стихотворения», 1956; «Сонеты», 1958; «Стихотворения. Поэмы» ; «Стихотворения», 1974; «Стихотворения. Поэмы», 1979), Ю. Словацкого («Избранные произведения», 1960; «Лирика», 1966; «Беневский»; «Стихи. Мария Стюарт», 197512, «Избранное», 1984), Ц. Норвида («Стихотворения», 1972) и др., составлял эти сборники, писал изящные и глубокие предисловия и комментировал в текстах все, что могло стать непонятным русскому читателю, причем делал это с присущим ему вкусом и любовью к поэзии. Трудно переоценить важность этой посреднической деятельности, способствующей сближению и диалогу культур. В случае русско-польских культурных взаимоотношений, обремененных многовековым и отнюдь не всегда позитивным опытом, включавшим и драматические, и трагические эпизоды, и непонимание, и сложившиеся стереотипы взаимного восприятия, ценность такой культурной инициативы особенно велика. У истоков этого направления деятельности Бориса Федоровича можно усмотреть понимание превосходящей силы и ценности культуры.





Однако Б. Ф. Стахеев не был склонен замыкаться в кругу даже столь объемной темы, как польский романтизм, что справедливо отмечал в своем посвященном памяти ученого некрологе В. А. Хорев.

Борис Федорович расширял горизонт исследования, выходил за пределы одной национальной литературы, обращаясь к другим славянским и европейским литературам и проявляя как свою блестящую эрудицию, так и вкус к компаративистике, к исследованию литературных связей. Его живой интерес к литературе разных эпох в сочетании с широкими познаниями и феноменальной памятью стали основой его исследований польской литературы в весьма широком диапазоне – от Средневековья до XX века. Спустя несколько лет после выхода в свет академической «Истории польской литературы» Борис Федорович выступает одним из организаторов и авторов своеобразного продолжения этого издания, призванного дополнить его отражением современного литературного процесса в Польше.

Как историк литературы он стремился установить закономерности литературного процесса и его связи с развитием общества, изучить и приблизить к читателю творческий путь писателя, специфику художественного произведения, его значение для современности.

Это относится к его трудам и изданиям, посвященным творчеству Я. Кохановского, М. Рея, Г. Сенкевича, Э. Ожешко (1960), Т. БойЖеленьского, П. Гоявичиньской (1961), Ю. Стрыйковского (1953), М. Брандыса (1952), К. Брандыса (1955), М. Яструна (1963), В. Жукровского (1979), Ю. Тувима, Т. Парницкого (1969), В. Маха (1973), Т. Конвицкого (1973), Т. Новака (1980), Я. Ивашкевича (1980), польской поэзии XVII в. и послевоенного периода, и т. д.

Стремясь представить польскую поэзию панорамно, Борис Федорович обращался к антологическому жанру: он подготовил (совместно с М. Живовым) и сопроводил комментариями двухтомник «Польская поэзия», адекватно освещавший ее пятивековое развитие (XVI– XX вв.), что было по достоинству оценено Ярославом Ивашкевичем, автором предисловия к этому изданию: «Книга дает ясную, четко очерченную картину развития польской поэзии». Антологический принцип лежит в основе сборника польской лирики в переводах русских поэтов и избранных стихотворений трех выдающихся польских поэтов XX в. Все эти издания, наряду с названными выше антологиями, ознаменовали собой важный этап в истории переводов польской поэзии разных эпох на русский язык, в чем заслуга Бориса Федоровича представляется неоспоримой. Можно сказать, что русский читатель воспринял польскую поэзию через посредничество Бориса Стахеева, из его рук, им отобранную и интерпретированную, и трудно установить, сколь глубока печать этой яркой личности на том литературном богатстве, которое усвоено в России благодаря ему.

Обладая тонким поэтическим слухом, Борис Федорович и сам был талантливым переводчиком польской поэзии, по скромности не публиковавшим, однако, своих переводов. В его архиве сохранился блестящий перевод поэмы Ю. Словацкого «Беневский», изданный уже после смерти Стахеева стараниями его коллег и учеников. В сохранившихся записях Борис Федорович характеризует эту поэму как один из шедевров польской поэтической классики, а в творчестве Словацкого – как, безусловно, лучшее произведение. Поскольку Борис Федорович относил «Беневского» к вершинным – после «Пана Тадеуша» Мицкевича – художественным достижениям романтизма, он полагал, что поэтические произведения такого ранга могут и должны издаваться неоднократно, в разных переводах (ранее с его вступительной статьей и комментариями был издан упомянутый выше перевод С. Свяцкого). В своем переводе Борис Федорович, по его словам, стремился как можно более точно, художественно передать богатство мыслей и чувств польского поэта в соединении с непринужденностью поэтической речи, свободным течением стиха, с поиском русского художественного эквивалента образным средствам подлинника. Как отмечал в своей статье в этом издании поэмы А. А. Илюшин, Борису Федоровичу было присуще «изумительно тонкое и проникновенное чувство стиха, прежде всего польского.

Стахеев влюбленно относился к творчеству Мицкевича, Словацкого, Норвида, был подлинно великим знатоком поэзии (и шире – истории культуры) их страны. Знал наизусть несметное количество польских стихов, читал их вслух и умел передать свою увлеченность окружающим… Человек, настолько эмоционально переживавший поэтическое слово, удивительно располагал к себе, слушать его можно было часами, открывая для себя много нового».

Эти свойства личности Бориса Федоровича не могли не способствовать успешности его преподавательской деятельности: он использовал свой незаурядный научный талант и эрудицию также и в своих блистательных курсах лекций по истории польской литературы для студентов филологического факультета МГУ, Литературного института им. А. М. Горького и других вузов, руководил дипломниками и аспирантами, заражал новое поколение полонистов своей любовью к литературе и ее исследованию, щедро делясь с молодыми коллегами своими обширными познаниями и научным опытом. При этом в широком понимании своим добрым наставником, учителем, помощником его могли бы назвать многие из знавших его людей26, а не только его студенты и аспиранты, к которым относится и автор этих строк.

Борис Федорович был тонким и великолепным редактором, работать с которым для авторов, коллег-полонистов было настоящей школой мастерства и большой научной удачей (его критика была дельной, конкретной, прямой, но никогда – обидной). Его готовность тратить свое время, силы, знания на других была общеизвестна; он умел видеть чужой текст объемно, со всеми его недостатками и достоинствами. Возможно, этот дар был производным от его удивительной способности общения с людьми на таком уровне, который исключает осуждение или восхваление, а предполагает понимание – подлинную и редкую ценность, которой он с присущей ему легкостью обладал, – в отличие от многих своих современников и коллег. Sine ira et studio* – кажется, было его неписанным девизом, и сколь многие полонисты обязаны ему и своим научным ростом, и возможностью углубить собственные исследования, посмотреть на свой труд критически и со стороны.

В его 95-ю годовщину мы, друзья, коллеги и ученики, воздаем дань благодарной памяти блистательной личности, большому ученому-полонисту, филологу и поэту, талантливому педагогу, учителю, коллеге, другу – Борису Федоровичу Стахееву.

В. В. Мочалова


Дата: 16 августа 2019 | Просмотров: 708



Кимры. Выпуск новостей от 28 мая 2021

Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
Instagram
Telegram
YouTube

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2021 Город-Кимры.ru