Поиск по сайту   
+7 (905) 606 01 96
79056060196@ya.ru
Общественный информационный портал города Кимры

Дата: 20 мая 2019

Неизвестные герои: командир Иван Ильич Урбин, уроженец Кимрского района


Урбин Иван Ильич – командир отделения 1287-го стрелкового полка 110-й стрелковой дивизии (бывшая 4-я Московская стрелковая дивизия народного ополчения Куйбышевского района). Числится пропавшим без вести 20 октября 1941 года в районе деревни Мишуково под Наро-Фоминском. Родился Иван Ильич в 1904 году в деревне Незденово (Тверская область Кимрского района).

Был призван на фронт 7 июля 1941 года Лопасненским РВК Московской области. Числится пропавшим без вести 20 октября 1941 года в районе деревни Мишуково под Наро-Фоминском. В алфавитной карточке книги памяти Наро-Фоминского района есть запись, что Урбин Иван Ильи захоронен в братской могиле деревни Рождество Наро-Фоминского района.

Из журнала боевых действий 110-Й СД за 20 октября 1941 года:

«В результате боев на рубеже Татарка, Мишуково, Козельская, Инютино, Старо-Михайловское части дивизии в беспорядке отступили к востоку от реки Нара. Отступление частей было столь поспешным, что штаб дивизии со штабными подразделениями (часть саперного батальона, часть батальона связи, комендантский взвод) отходил под пулеметным и минометным огнем последним, попытался задержать наступающего противника в районе Иклинское. Вследствие малочисленности обороняющихся здесь оборона быстро обойдена противником, и штаб со своими подразделениями отошел на восточный берег р. Нара и в районе Кайенское организовал оборону.Попытки установить связь с полками не увенчались успехом. Были приняты меры к собиранию людей полков... Штадив с людьми штабных подразделений в количестве 250 чел. прочно удерживал восточный берег в р-не Каменское».





В этот день 258 дивизия вермахта силами 458-го и 479-го пехотных полков при поддержке танков, после авиационной и артиллерийской подготовки перешли в наступление вдоль шоссе Боровск – Балабаново. Главный удар был нанесен по участкам обороны 1289-го и 1291-го стрелковых полков 110-й СД. Нашим воинам удалось отразить первую атаку противника, но части врага после перегруппировки вновь перешлив атаку, и оба наших полка оставили занимаемый рубеж. Преследуемые атакующим врагом, 1291-й и 1289-й СП стали беспорядочно отходить вдоль Киевского шоссе.

Та же участь ждала и 1287-й стрелковый полк, оборонявшийся на некотором удалении от главных сил дивизии, который также стал неорганизованно отходить в северном и северо-восточном направлениях южнее Киевского шоссе.

В Боевом приказе штаба 1287 СП от 16.10.1941 можно прочитать, что 1287 СП занимал и оборонял рубеж: Рождество, Татарка, Мишукова, Ильино с задачей не допустить прорыва противника на гор. Наро-Фоминск и не допустить его выхода к железной дороге Малоярославец – Москва. Но в этой критической обстановке бойцам 110-й СД не удалось устоять под таким натиском врага.

В списке потерь 110 СД в районе деревни Мишукова Боровского района за 20 октября 1941 года числятся пропавшими без вести свыше 300 бойцов 1287 СП. Не все из этих бойцов погибли и пропали без вести, некоторые присоединились к другим частям, прошли всю войну, кто то попал в плен. Многие бойцы погибли в других, обороняемых ими населенных пунктах, но в той ужасной неразберихе, творившейся 20 октября, когда враг наступал на наш город, было трудно правильно учесть потери, к тому же бойцов и командиров обвинили в бегстве.

Источник: Поисковый отряд «БУМЕРАНГ - ДОСААФ» Наро-Фоминск
Дата: 20 мая 2019 | Кол-во просмотров: 278





ГОРОД ДУБНА.РФ
Житель Дубны своими руками мастерит костюм Тайкуса Финдли из StarCraft II на «ИгроМир»

Самая известная в России выставка интерактивных развлечений пройдет лишь в октябре. Но Василий Цветков из Дубны готовится к «ИгроМиру» сильно загодя. Своими руками он мастерит костюм Тайкуса Финдли из StarCraft II. Экипировка от подмосковного креативщика сделана не до конца, но кое-что интересное о проекте Цветков поведал уже сейчас.

На страничке во ВКонтакте Василий опубликовал фотографии, на которых облачился в костюм космодесантника из популярной стратегии. Также Цветков поделился видеороликом, где не просто позирует на камеру, а даже самостоятельно передвигается. Пока броня готова на 90%, но и этой, по его словам, «крутотени» должно хватить, чтобы подать заявку на «ИгроМир».

В свой костюм житель Дубны планирует внедрить механизмы, отвечающие за его оживление. На это потребуется еще несколько недель.





– Мне помогают по электрике, – признается Цветков. – Так что не от меня зависит, когда закончу проект. Месяц, думаю, еще точно буду ковыряться. В соцсетях дубненцы уже оценили креатив земляка. Под фотографиями они оставили десятки комментариев: «Очень круто смотрится!», «Молодца!», «Нет слов, одни эмоции», «Чувак, да ты крут!» – пишут впечатленные пользователи. Василий, однако, раскрывать все секреты костюма до его полной готовности не спешит.

– Имею привычку не разглашать поставленные задачи до их достижения, – говорит Цветков. – Доделывать и внедрять различные ништяки еще долго. Когда все будет готово, обязательно поделюсь подробностями.

Анастасия Михеева

Источник: Подмосковье Сегодня
Читать дальше
Скульптура кошки Фелисетт, покорившей космос, украсила Дубну

Художник и скульптор Михаил Поляков из Дубны подарил городу очередной шедевр. Новая мозаика, изображающая кошку Фелисетт, которая первой из семейства кошачьих покорила космос, теперь украшает стену лофт-бара «Лимонад».

Над скульптурой легендарной французской кошки Михаил Поляков трудился с зимы. В начале августа он завершил работу и прикрепил произведение искусства к стене лофт-бара «Лимонад» на Дачной улице. Дубненцы оценили подарок скульптора практически сразу: городские паблики изобилуют новыми фотографиями довольных жителей города на фоне Фелисетт.

– Обожаю делать такие подарки моей родной Дубне, – говорит Михаил. – Над этой мозаичной скульптурой пришлось попотеть. Чтобы сделать кошку объемной, потребовалось довольно много времени. Идейный вдохновитель нового произведения – моя четырехлетняя дочка Катерина. Фелисетт частично срисована с ее набросков. А еще я очень горжусь тем, что моя скульптура – первый в мире памятник этому легендарному зверьку и что жителям города понравилась эта идея.





История космокошки с необычным именем очень впечатлила Михаила. Первым отправиться покорять космос должен был кот. Перед полетом французы несколько недель тренировали его в специальном центре подготовки. Но в самый ответственный момент кот не выдержал и… сбежал. Испытатели долго не думали, посадили в ракету обычную уличную кошку и закрепили за ней имя усатого беглеца. Фелисетт – первая кошка, увидевшая космос и благополучно вернувшаяся обратно.

Анастасия Михеева

Источник: Подмосковье Сегодня
Читать дальше

ГОРОД ДМИТРОВ.РФ
«Жигули» против всех. Всероссийский фестиваль открылся под Дмитровом

Любители классических автомобилей «Жигули» со всей страны съехались сегодня в Дмитровский городской округ. Здесь, в парке активного отдыха и спорта X-Land открылся фестиваль «ЖиФест».

На выставке представлены 1,5 тысячи классических «Жигулей» разной модификации. Здесь каждый может найти для себя что-нибудь интересное. Тюнинг некоторых моделей превышает стоимость машин представительского класса.

Фестиваль «ЖиФест» проходит уже в четвертый раз. В этом году организаторы рассчитывают, что мероприятие посетят порядка пяти тысяч зрителей со всей страны.

Для гостей фестиваля подготовили обширную программу. Так, любой желающий может прокатиться с ветерком на отечественных машинах и попробовать себя в роли штурмана. На трассе в парке X-Land состоится дрифт-битва: детища российского автопрома посоревнуются с классическими моделями мировых производителей.





Помимо дрифт-батла, гости фестиваля смогут посетить соревнования по автозвуку. Участники превратили свои автомобили в настоящие стереосистемы на колесах.

С прошлого года к участию в фестивале допускаются модели, которые уже не являются «классикой». Также в список участников добавили переднеприводные и полноприводные модели АвтоВАЗа, такие как LADA Samara «Нива» и другие. Эти автомобили олицетворяют преемственность поколений.

На протяжении всего дня на сцене будут выступать музыканты. В конце вечера разыграют ВАЗ 2104, который в народе называют «четверкой», ведь именно в четвертый раз проходит фестиваль.

Источник: Телеканал 360°
Читать дальше
Платформу «75-й километр» Савеловского направления переименовали в честь ветерана Марии Барсученко

В честь ветерана Великой Отечественной войны Марии Тимофеевны Барсученко назвали железнодорожную станцию в Подмосковье.

В 1941 году она обеспечивала продвижение бронепоездов. За отвагу стрелочницу наградили орденом Красной Звезды. А недавно активисты движения «Живу спортом» выступили с предложением переименовать одну из станций в Дмитровском городском округе в честь Марии Барсученко.

Как и много лет назад, Мария Барсученко перешагивает порог вокзала, только в этот раз впереди — не тяжелый рабочий день, а путешествие в прошлое. Стук колес каждый раз напоминает Марии Тимофеевне тот день, который изменил все — ее личную историю, и историю целой страны. В ноябре 41-го она, 20-летняя девчонка, бросилась на пути, чтобы очистить дорогу для бронепоезда.

Еще до войны Мария Барсученко устроилась работать на железную дорогу. Очень нужны были деньги и прописка. Когда в Московскую область пришли фашисты, она была стрелочницей. Стратегически важный объект — пути — нужно было круглосуточно охранять от врага. И обеспечивать маневренность составов. Враг захватил Яхрому и пытался прорваться на восточный берег канала Москва-Волга. Сил для сопротивления почти не было, спасти мог только бронепоезд. Мария Тимофеевна голыми руками очищала дорогу технике.





«Поезд идет, метла сломалась, держу одной рукой красный сигнал, чтобы притормозил, другой рукой перо держу, чтобы притормозил, баланс перевожу и сама ложусь, чтобы перо прилегло, чтобы поезд не сошел с рельс, как только встал на рельсы, меня как подняло с этим балансом», — сказала Мария Барсученко, ветеран Великой Отечественной войны.

Если бы не спасенный поезд, враг бы прорвался в Дмитров, а затем и в Москву. Марии Барсученко вручили орден Красной Звезды, а сегодня — ее именем назвали станцию в Дмитрове. Сюда и прибывает электричка. Переименование — инициатива волонтеров движения «Живу спортом». На платформе героиню встречают аплодисментами.

Мария Барсученко проработала на железной дороге до конца войны, вытаскивала раненных из-под завалов, до последнего дня охраняла транспортную артерию — это стратегически важный объект. И решила остаться на службе до самой пенсии — говорит, ей всегда нравились царившие там порядок и дисциплина. Сейчас Марии Тимофеевне — 98, она воспитывает детей и внуков, участвует в общественной деятельности, даже находит силы, чтобы печь пироги. А о наградах и названной в ее честь станции говорит просто: раз делают, значит, она это заслужила.

Источник: Телеканал 360°
Читать дальше





ИСТОРИЯ, КУЛЬТУРА И РЕЛИГИЯ
15 мая 2019
Одно министерство платит за сохранение исторической застройки Кимр, а другое ее сносит


Пост о жуткой несогласованной работе министерств в Правительстве Тверской области. Может, конечно, так и задумывалось, что все сами по себе. Но это, как минимум, не правильно!

Известный факт: Город Кимры был включён в государственную программу развития туризма "Волжское море". Программой подразумевается благоустройство улицы Московская – известной своей деревянной застройкой, в стиле модерн, времён НЭПа (1920-е годы). Подобных домов по всей стране можно по пальцам сосчитать - редкое явление. А в Кимрах их целая улица сохранилась!

Практически все дома на улице частные. А один дом муниципальный. Адрес дома – улица Московская, 16/5; его недавно расселили по программе переселения из ветхого жилья. Дом уникальный, он не только ценный градоформирующий объект, держащий угол улиц, но и имеет внутри так называемую «кимрскую планировку» и фасадную композицию. Таких домов в городе осталось совсем мало, а уж тем более двухэтажных, так и вообще по пальцам пересчитать.

Теперь администрация Кимр намерена снести его, так как если этого не сделать, то по закону можно получить крупный штраф.





Вот и получается, что одно министерство привлекает деньги, чтобы сохранить и благоустроить, а другое (Минстрой), за те же бюджетные деньги, сносит уникальную историческую застройку.

Ни министерство, ни администрация, не намерены искать альтернативу для сохранения исторических фасадов улицы Московской. Тогда какой смысл благоустраивать улицу с целью развития туризма, если на ней одни дома сносит администрация (в лице Минстроя), другие дома частники обшивают сайдингом? Частникам ведь никто не объяснил, что фасады их домов представляют большой интерес для культуры, архитектуры и туристов. С ними не была проведена разъяснительная работа и не выделены хотя бы малейшие льготы и послабления для стимулирования сохранения этих домов в оригинальном виде.

Сможет ли эта улица, претерпев все метаморфозы небрежного к ней отношения со стороны чиновников всех уровней и частников, привлечь хоть какое-то внимание гостей города - большой вопрос.

Если так пойдёт и дальше, то скоро Кимры окончательно потеряют и улицу Московская, и ряд других шедевров ценных для российской архитектуры.

Что же Вы делаете-то, господа чиновники?!

Алексей Молчанов

Читать дальше

29 апреля 2019
В Кимрах хотят восстановить пропавшую 15 лет назад мемориальную табличку


В Кимрах Тверской области в 2004 году таинственно исчезла историческая табличка с правобережного парапета моста. Неравнодушные жители города готовы восстановить утерянный памятный знак, сообщает «Кимры сегодня».

Мост через Волгу в Кимрах начали строить 23 октября 1974 года, а завершилось строительство в 1978 году. С 2005 по 2007 год мост глобально реконструировали, но уже к этому времени таблички с указанием дат строительства не было на месте.





Памятный знак изготовить несложно, но нет ни одного архивного снимка, на котором он запечатлён. Кимряки очень хотят восстановить его в том виде, в каком он был изначально.

Если у вас в домашних архивах имеются фотоснимки мемориальной таблички с савёловского моста, вы можете обратиться в редакцию газеты Кимры сегодня».

Источник: Московский Комсомолец Тверь
Читать дальше

27 апреля 2019
В Кимрах Художественную Галерею превратили в кабак «для своих»


Известная в Кимрах общественница Виктория Янкевич обратилась в полицию с жалобой на директора «ДК «40 лет Октября» И.В. Березину в связи с многочисленными фактами распития спиртных напитков в учреждениях культуры.

По информации издания «Тверь24», Ирина Березина регулярно устраивает в стенах муниципальной галереи фуршеты с алкоголем. По слухам, пьют даже в присутствии детей. Поскольку речь идет об учреждении культуры, то понять кимрскую общественницу можно. Но полиция посчитала иначе.

В распоряжении издания «Тверь24» есть ответ из межмуниципального отдела МВД России «Кимрский». В нем указано, что в действиях И.В. Березиной отсутствует состав правонарушения, так как мероприятие, проходившее в галерее г. Кимры, «было закрыто для свободного посещения граждан», в связи с чем на момент проведения фуршета учреждение культуры перестало быть общественным местом. Мол, раз мероприятие закрытое, то и проводить там можно все, что угодно. Правда, почему-то правоохранители «забыли», что федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» прямо запрещает распивать спиртные напитки в учреждениях культуры.

Но проблема не только в этом. На многочисленных фотографиях с мероприятий, которые выложены в открытом доступе, можно обнаружить накрытые столы, напитки, закуски и нарезки, хотя у директора учреждения культуры нет нет ни одного договора на поставку алкоголя и продуктов питания. Посуду сотрудники ДК моют в туалете. Соответственно, и медицинских книжек ни у кого нет.

Это не формализм и не придирки. Этой едой кормят и детей, но совершенно непонятно, откуда она взята и проводился ли контроль ее качества. Есть определенная процедура, которую необходимо соблюдать. Об этом хорошо знают в учреждениях образования — нельзя, например, накормить школьников едой, принесенной из дома или купленной в соседнем магазине. Должен быть договор на поставку питания, определяются ответственные за качество продуктов и т.д. Но, как уже было сказано, никаких договоров с поставщиками нет.





Судя по фотографиям, Кимрская городская Дума тоже не гнушается устраивать там банкеты с выпивкой. Поймите, мы не ханжи, но нельзя впадать и в другую крайность, превращая учреждения культуры в кабак. По сути, приучая детей к мысли, что пить можно где угодно. Кстати, на мероприятиях с распитием алкоголя часто бывает уже бывший председатель Кимрской городской Думы Максим Литвинов.

Несмотря не отписку из полиции, общественница не намерена сдаваться и планирует продолжать бороться с пьянками в учреждениях культуры. Виктория Янкевич уже обратилась в Роспотребнадзор, Комитет по делам культуры Тверской области и к депутату Законодательного Собрания Тверской области Андрею Истомину. Издание «Тверь24» поддерживает эту инициативу и рассчитывает, что органы власти серьёзно отнесутся к этой проблеме, а не отмахнутся от нее, как от надоедливой мухи.

Источник: Тверь24
Читать дальше

09 апреля 2019
На любую ногу, или Как в Кимрах создали обувной кластер


Если говорить о том, с чем ассоциировалась Тверская губерния до революции, правильный ответ: хорошая обувь. В Кимрах еще в XIX веке был создан первый полноценный, как сказали бы сейчас, промышленный кластер обувного промысла. Но получилось это не сразу!

Свобода по выкупу

Обувной промысел в Кимрах расцвел еще при Петре Первом, который, как считается, устроил местным помещикам Салтыковым исключительно выгодный подряд для российской армии. С тех пор Кимры стали центром обувной промышленности в Российской империи. Считалось, что именно кимряки первыми научились натягивать сапоги на колодку и шить их одним швом – так, чтобы части сапога будто срастались намертво. Здесь же освоили выпуск «осташей» из двойной кожи, незаменимой обуви для охотников, а также стали шить первую модельную – сапоги «всмятку», или «гармошкой», а также сапоги «со скрипом», в которых ходили все купечество и богатые мастеровые. Здесь же по парижским эскизам делали самые модные дамские туфли и башмаки. При этом понятие качества было настолько абсолютной ценностью, что малейший брак мог закончиться плохо для нерадивого мастера. Есть полулегендарная история, как в 1914 году одного кимрского купца обвинили в том, что он поставил в армию «чуму» – сапоги на картонной подошве. Человек до суда не дожил. Помер от позора.

Со временем кимрское качество обрело мировой статус. Еще на Всемирной Лондонской выставке братья Столяровы получили дипломы и право ставить личное клеймо на свои изделия, «поставляемые в том числе и за границу». На еженедельных субботних базарах в Кимрах в ту пору продавалось 55 тысяч пар обуви. Кимры обували всю Россию. Эта обувь удивительной работы, непредставимого сейчас качества. Кожа тонкая, прочная, выделка отличная, швы безукоризненные… И главное – полностью ручная работа! Перед революцией в Кимрах насчитывалось 16 тысяч «патентных» сапожников, а кимрская обувь продавалась на базарах по всей стране. В наше время в Кимрах даже поставили памятник сапожнику как символу лучшей эпохи в истории города.

Однако история взлета кимрского «сапожного царства» малоизвестна. И связана, как водится, с женщиной. Звали ее Юлия Самойлова, и когда-то село Кимры принадлежало ей. Юлия Самойлова была очень красивой женщиной. Что уж говорить, если даже художник Карл Брюллов настолько воспламенился ее красотой, что до конца дней своих писал портреты Самойловой! А на знаменитой своей картине «Последний день Помпеи» изобразил ее аж три раза: всмотритесь в лица матери, прикрывающей детей, девушки, лежащей без чувств, и женщины, спасающей старика, – все они с лицами, вернее, с лицом любимой модели живописца!

На самом деле девичья фамилия Самойловой — Пален, ее отец приходился родственником жены императора Петра Великого. В 1823-м Юлия вышла замуж за графа Самойлова (с благословения царя), но вскоре супруги разошлись. Графиня часто бывала в имении «Графская Славянка», расположенном в четырех верстах от Павловска. В этом имении собирался весь цвет творческого Петербурга — артисты, художники, музыканты — устраивали шумные вечеринки. Неподалеку находилась резиденция императора Николая Первого. Царь приезжал в Павловск с семьей отдохнуть, а тут каждый вечер шум, концерты у графини Самойловой. «Хоть бы уехала она куда-нибудь», - говорил он. И как в воду глядел!

В 1846 году в Италии Юлия Павловна познакомилась с провинциальным тенором Пери. Между ними случился бурный роман, и графиня решила выйти за него замуж. Пери был католиком, Самойлова решила принять веру мужа. По российским законам, если дворянин принимал чужую веру, он лишался права владеть какой-нибудь недвижимостью в России. Поэтому Самойловой предстояло продать все свои российские активы, в том числе и село Кимры.

И тут к ней пришла… делегация местных сапожников. Прослышав о решении Самойловой продать село, кимряки сами выступили покупателями. Подобные истории, чтобы крепостные себя выкупали, в России случались крайне редко, а тут не одна семья, не две, а целое село! Вопрос решался на самом высоком уровне, разрешение на продажу села Кимры самим крестьянам спрашивали у императора Николая Первого. Тот согласился, после чего министр государственных имуществ граф Киселев оформил сделку. После выкупа жители села переходили в статус обязательных крестьян, то есть, по сути, становились вольными предпринимателями.

Правда, когда кимряки узнали, какую цену назначили за село, они долго чесали в затылках. 495 тысяч рублей — астрономическая по тем временам сумма, тем более для крепостных сапожников, для которых рубль считался большой суммой. Тем не менее кимряки согласились. В государственном банке был оформлен казенный кредит на 495 тысяч с рассрочкой платежей на 37 лет. Граф Киселев выказал крестьянам желание, чтобы они всеми силами оправдали себя в платеже (по 29 000 руб. в год), на что они ответили: мол, милость чадолюбивого монарха будет для них всегда священна; что в нужде они заложат дома, жен и детей, но доверие монаршее оправдают.

Кимряки сдержали слово: рассрочку по кредиту они выплатили досрочно, в 1867 году, за 20 лет. Причем их заставили выплатить и банковские проценты, то есть общая сумма «выкупа» достигла миллиона рублей. Никто даже представить себе не мог, что какие-то крестьяне смогут заработать миллион. Впрочем, к тому времени, как пришел срок выкупа, никто не задавал подобных вопросов. Кимры так сильно «поднялись» на обувном промысле, что в Тверской губернии появился первый в царской России промышленный кластер, центр всего сапожного ремесла.





А что же графиня Самойлова? Через несколько месяцев после свадьбы ее муж, тенор Пери, скончался от туберкулеза. Сама же графиня, потеряв доходы от русских имений, продолжала вести прежний расточительный образ жизни и постепенно совершенно издержалась. Когда ей было 60 лет, она решила купить графский титул и вступила в фиктивный брак с обедневшим французским дипломатом, графом де Морне. Брак этот разорил ее окончательно. Под старость бывшая красавица и аристократка поселилась в Париже, где познала настоящую бедность, распродав с «молотка» все свои коллекции картин.

Она умерла в нищете, а ее бывшие крепостные стали богатыми и процветающими. Есть легенда, что, узнав о смерти бывшей владелицы Кимр, сапожники отправили в Париж самые красивые туфельки, инкрустированные слоновой костью и золотом – положить в гроб…

Обуть армию

В истории тверских сапожников есть сюжет, сведения о котором удалось найти в государственном архиве Тверской области. История, без преувеличений, исключительная.

Началось все с того, что в 1904 году, когда Россия готовилась к войне с Японией, выяснилось: на военных складах практически нет сапог. Военное министерство стало думать, как решить эту проблему. Требовалось в кратчайшие сроки пошить несколько сотен тысяч пар обуви для армии и

флота, чтобы «обуть» солдат, отправляющихся на войну. И не придумали ничего лучше, чем обратиться к кимрским сапожникам – Кимры тогда входили в состав Корчевского уезда Тверской губернии. На тот момент сапожное и кожевенное ремесло было развито не только там, но в столице решили, что именно тверские сапожники сумеют выполнить особое задание военного ведомства быстро, качественно и в срок.

«Сапожному вопросу» придавалось исключительное значение. Требовалось организовать производство сапог на местах, поэтому в Тверь полетели строгие депеши. В Тверской земской губернской управе сам председатель фон Дервиз рассылал циркуляры: призвать сапожников выполнить патриотический долг. И сделать это требовалось максимально быстро: на дворе стоял май 1904 года, а обуть экспедиционный корпус, отправляющийся в Маньчжурию, следовало буквально за пару месяцев.

Разумеется, власти на местах немедленно откликнулись и отрапортовали, что сапожники оповещены и готовы оказать помощь России в борьбе с японцами. Единственное, им нужны материалы и выкройки, по которым надо делать сапоги. Профессия сапожника совершенно неожиданно для всех стала стратегической, и всех ее представителей поименно переписали. Результаты этой переписи сохранились в архивах. Всем сапожникам дали звание ратников (ополченцев), чтобы они понимали важность возложенной миссии.

До присвоения воинских званий, слава богу, не дошло, к тому же «военным сапожникам» за их работу все-таки платили (1 рубль 48 копеек за пару), но сделать военный заказ требовали максимально быстро. Из Вятки в Тверь прибыл военный эшелон, груженный кожей, железными шпильками, задниками, каблуками, из Перми доставили стратегически ценный груз – восемь пудов стелек. Добавим, что следить за выполнением «сапожного задания» в Тверь из Петербурга прибыл сам генерал, уполномоченный департамента сельской экономии Министерства государственных имуществ И.И. Ямпольский.

И работа закипела! Тогда не принято было писать о передовиках производства и перевыполнении плана, но уже в июле председатель Тверской губернской земской управы докладывал, что сапожник Киселев изготовил 130 пар, тогда как в среднем каждому сапожнику требовалось сделать 100 пар. А другой сапожник (имени его в документах, к сожалению, нет) привлек к выполнению стратегического задания всю семью: жена кроила голенища, подошвы и кружки для каблуков, старший сын делал строчки, младший собирал готовое изделие, и даже самого маленького, семилетнего, приспособили упаковывать готовые сапоги. Он тоже имел статус ратника-ополченца и получал по три копейки за каждую изготовленную пару сапог. В Кимрах сапожники расчехлили швейные машинки, которые имелись в каждой семье, но их держали для особых случаев, предпочитая работать по старинке, вручную.

«Военные сапожники» из Кимр и других уездов губернии с честью выполнили задание военного ведомства, отправив в армию 13 327 пар готовых сапог. Каждая пара обошлась казне втрое дешевле, чем если бы эти сапоги закупали где-нибудь за границей. А качество их было настолько высокое, что по распоряжению «уполномоченного по сапогам» Ямпольского тверская обувь была отобрана для показа на Первой Всероссийской выставке кустарного производства в 1906 году. Там сапоги демонстрировали как образец того, что способен сделать своими руками крестьянин, не занятый в промышленном производстве. Это был первый случай, когда армейская обувь стала сенсацией всероссийской выставки.

Есть даже предположение, что на деньги, которыми казна щедро рассчиталась с кимряками за поставки сапог, кимрский купец Александр Строганов в 1907 году открыл в селе первую фабрику механического пошива обуви «Якорь» (ныне обувная фабрика «Красная Звезда»). Однако у этой красивой истории есть продолжение, увы, не такое красивое.

Спустя 10 лет, в 1914 году, перед началом Первой мировой войны, военное ведомство обнаружило, что на складах… вновь не хватает сапог. Опять не подготовились к войне, что ты будешь делать! Вспомнили, как десять лет назад кимрские сапожники выручили, решили повторить опыт. Снова собрали списки сапожников, так же распределили заказы. Но тут… В общем, все оказалось плохо.

Во-первых, Кимры наводнили перекупщики, которые скупали за копейки готовую продукцию и тут же перепродавали военному ведомству по тройной цене. И сделать с ними ничего было невозможно, поскольку «посредники» оказались родственниками некоторых членов Тверской земской управы, распределявших казенные деньги. И это еще полбеды. Те же посредники выкупали на складах хорошую кожу, привезенную для изготовления сапог, а вместо нее отправляли гнилую, лежалую, которая буквально расползалась под руками мастера. Кстати, «гнилые сапоги» стали в Первую мировую настоящим символом повального казнокрадства, воровства и коррупции в тылу.

К счастью, на репутации самих сапожников это никак не отразилось. Хорошую обувь в Кимрах делают и по сей день.

Автор благодарит сотрудников Государственного архива Тверской области за помощь в поиске редких материалов и документов.
Владислав Толстов

Источник: Московский Комсомолец Тверь
Читать дальше

Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
YouTube
Twitter

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2019 Город-Кимры.ru