Поиск по сайту   
+7 (905) 606 01 96
79056060196@ya.ru
Общественный информационный портал города Кимры

Дата: 21 апреля 2019

Подростки в Кимрах разбросали по двору собранный на субботнике мусор | Видео


Видеорегистратор одного из очевидцев 20 апреля записал сцену, на которой несколько подростков в одном из дворов микрорайона Новое Савёлово города Кимры от безделья начинают пинать и рвать мусорные мешки, собранные в одном месте после субботника и предназначавшиеся для вывоза.

Малолетние хулиганы ногами разорвали полиэтилен и начали выбрасывать из мешков мусор, а потом взялись за пакеты и раскидали собранный мусор по двору.

Напомним, что в последние недели в регионе проходят массовые субботники. Жители региона убирают свои дворы, приусадебные участки, зоны отдыха, городские скверы и улицы.





Источник: Московский Комсомолец Тверь
Дата: 21 апреля 2019 | Кол-во просмотров: 411





ГОРОД ДУБНА.РФ
Охранник уличил в антисанитарии детский сад в подмосковной Дубне | Фото

Работник частного охранного предприятия (ЧОП) утверждает, что в дошкольном учреждении № 26 Дубны обитают полчища тараканов. Этим фактом он поделился в соцсетях, отметив, что в детсаду не проводят дезинсекцию. По его словам, это разоблачение стало поводом для перевода на другое место работы.

– Я работал в детсаду № 26 с 1 по 30 июня, – рассказывает работник охранного предприятия Александр Лозовой. – По моему рабочему столу бегали тараканы, как у себя дома. Я их сфотографировал и выложил в соцсети. В ГОРУНО (городское управление народного образования. – Прим. ред.) это увидели и позвонили с жалобой моему начальству в ЧОП.

По словам Александра, прощаться с ним не стали, а просто перевели на другой объект.





В администрации факт жалобы сотрудников управления народного образования на чоповца отрицают. Что касается тараканов, то, судя по всему, они действительно не дают покоя работникам и воспитанникам детского сада. За помощью в борьбе с ними детсад обратился в Московский областной центр дезинсекции.

– Руководство дошкольного образовательного учреждения следит за санитарным состоянием помещений и своевременно производит обработку от тараканов в том числе, – пояснили в пресс-службе администрации городского округа Дубна. – В январе, феврале, марте, апреле проведены профилактические мероприятия: выданы мелки, гели, ловушки для установки и обработки помещений. Дезинсекция проведена в конце мая и в конце августа, о чем имеются акты выполненных работ. Следующие мероприятия намечены на начало октября, пояснили в пресс-службе.

Екатерина Никитина

Источник: Подмосковье Сегодня
Читать дальше
«Духовная акушерка» из Дубны могла стать причиной убийства семьи в Ульяновской области

Одной из причин произошедшего кошмара называют нетрадиционные религиозные увлечения мамы подростка.

Трагедия, которая произошла в селе Патрикеево Ульяновской области, поразила всю страну. Напомним, 18 августа целую семью обнаружили соседи зарубленными в собственном доме.

По мнению следователей, 16-летний подросток убил всю семью, после чего свел счеты с жизнью. Как оказалось, мама погибшего ребенка увлекалась модным сейчас нью-эйджом (новые религиозные течения, религии "нового века"). В этом году авторы программы "Дизайн человека", по которой занималась женщина, посещают Ярославль.





- В конце октября – начале ноября этого года в Ярославле пройдет конференция для повитух, духовных и клинических акушеров, - рассказывает занимающийся изучением нетрадиционных религиозных течений ярославец Александр Горюнов, - среди участников конференции есть некая духовная акушерка, возглавляющая в Дубне коммерческий ньюэйджевский центр для осознанных родителей "Мы семья!".

Ярославец обратил внимание, что именно она в феврале этого года рекламировала ту самую программу "Дизайн человека", которой увлекалась мама подростка убившего свою семью.

- Именно это "увлечение" матери и могло стать причиной трагедии, - объясняет Александр Горюнов.

Также ярославец обращает внимание на то, что популярные на конференции призывы рожать "естественно" дома или на природе увеличивают смертность детей и матерей.

- Все это только для того, чтобы запудрить головы людей и "скачать" с них деньги, - поясняет ярославец.

Источник: Pro Город Ярославль
Читать дальше

ГОРОД ДМИТРОВ.РФ
Молодой лось застрял в отбойнике на трассе в Дмитрове

Травмированный сохатый застрял в отбойнике на трассе в Дмитровском городском округе и не мог самостоятельно выбраться.

Голова животного лежала на крайней правой полосе, это заметили супруги Баланы, которые ехали по трассе. Они остановили машину и постарались помочь бедолаге.





– Он лежал задними ногами в отбойнике, а тело на дороге, – рассказывает Мария Балан. – Муж увидел, что лось застрял. Он пытался выбраться, но задние ноги почти не двигались. Вызвали сотрудников МЧС. Они приехали и сказали, что достанут его. После мы поехали домой. К сожалению, дальнейшая судьба животного неизвестна.

Дмитрий Юзупчук

Источник: Подмосковье Сегодня
Читать дальше
Гольф и благотворительность в Дмитрове. Вырученные средства перечислят детской школе-интернату

Благотворительный турнир Pro Am состоялся в гольф-клубе Links National Golf Resort на территории Дмитровского городского округа.

Любители гольфа не только посоревновались между собой в спортивном мастерстве, но и собрали средства на благотворительные цели.

В турнире приняли участие несколько десятков спортсменов. Все вырученные средства в размере 300 тысяч рублей перечислят Дмитровской общеобразовательной школе-интернату для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья.

Глава Дмитровского городского округа Илья Поночевный, говоря о прошедшем турнире, отметил, что когда спорт и благотворительность идут бок о бок — это позитивная и добрая практика.





«Турнир по гольфу клуба Links National Golf Resort, организованный в Телешове, стал в этом отношении ярким и показательным примером. Все средства, вырученные на соревновании, будут перечислены Дмитровской школе-интернату для ребят с ограниченными возможностями здоровья. Спасибо организаторам и участникам турнира за чуткость и неравнодушие!» — сказал глава муниципального образования.

В соревнованиях победила команда Валерия Тупикова, Артема Дианова, Ивана Скрипкина и Арсена Бакиева. Серебряные награды достались Сергею Нарышкину, Николаю Юденкову, Олегу Кустикову и Александру Комарцу. Третье место заняли Николай Афанасьев, Татьяна Нарышкина, Ася Донская и Александра Курапова.

Источник: Телеканал 360°
Читать дальше





ОБЩЕСТВО И ПРИРОДА
19 апреля 2019
В Кимрском районе задержан гражданин, который охотился в запрещенные сроки охоты


Весенняя охота на водоплавающую и боровую дичь на территории Тверской области в 2019 году будет открыта 20 апреля в южных районах области и 27 апреля в северных. При этом сроки охоты ограничены 10 днями.

Еще до открытия весенней охоты на водоплавающую и боровую дичь госохотинспекторами Минприроды Тверской области выявлены и пресечены факты браконьерства на территории Тверской области.





Так, 13 апреля 2019 года около 19 часов в районе деревни Лахирево Кимрского района Тверской области госохотинспектором был задержан гражданин М., который охотился в запрещенные сроки охоты. Административное дело в отношении указанного лица направлено в суд. Там же находился гражданин С., который осуществлял перевозку охотничьего ружья, не имея при себе разрешения на ношение и хранение оружия. Оружие у данного лица изъято и передано в полицию.

Министерство природных ресурсов и экологии Тверской области призывает охотников строго соблюдать Правила охоты и не допускать фактов браконьерства!

Источник: Тверская губерния
Читать дальше

17 апреля 2019
Тверская судебная хроника: анекдоты, ООН и кимрский Джеймс Бонд


«МК в Твери» продолжает цикл, составленный на основе реальных судебных приговоров из архива Тверского областного суда. Сегодня – участковый, изображавший Джеймса Бонда, наказание за анекдот и письмо в ООН из следственного изолятора. Все имена и фамилии действующих лиц изменены.

Украденный пистолет

Дело было в 1983 году. Участковому Пригожину в Кимрском районе поручили отправиться в колхоз, где закрывался тир, и принять по описи все оружие. Пригожин переписал все мелкокалиберные винтовки, стрелявшие пульками. А потом председатель колхоза передал ему настоящий пистолет Марголина, очень редкий по тем временам и непонятно каким образом оказавшийся в колхозном тире где-то под Кимрами. Можете посмотреть, как выглядит пистолет Марголина – в ряду традиционного советского стрелкового оружия этот пистолет смотрелся как настоящий «западный». Поэтому участковый Пригожин сокрыл это оружие от регистрации. Председателю колхоза и директору тира он выдал квитанции о приеме пистолета Марголина, а в регистрационно-лицензионный отдел полюбившийся ему пистолет не сдал. Это сегодня оформить себе оружие и стать обладателем пусть газового пистолета, но который выглядит как настоящий, не проблема, а в те годы иметь незарегистрированное оружие было признаком особой мужской крутизны.

И Пригожин, судя по всему, нуждался в подтверждении своей мужественности. Скорее всего, судьба рядового милиционера в Кимрах его не устраивала. И в мечтах он воображал себя агентом спецслужб, неуловимым разведчиком, на худой конец – опасным шерифом, грозой местной организованной преступности. Уже на следствии коллеги Пригожина рассказали, что он часто представлялся не участковым, а инспектором уголовного розыска, и даже придумал себе соответствующий облик. Вместо формы Пригожин часто отправлялся на службу в длинном черном кожаном плаще и шляпе, надвинутой на лоб, – вылитый детектив из иностранных кинокартин. Коллеги знали об этой странности участкового Пригожина, но относились к его страсти выглядеть героем боевика как к безобидному чудачеству. Ну, хочется человеку ходить по улицам городка в таком виде – пусть себе ходит, он же закон не нарушает. Правда, теперь Пригожин прогуливался по вечерам, пряча под кожаным плащом настоящий пистолет!

В тот роковой октябрьский день начальство отправило участкового куда-то в район. Поступило сообщение, что во время переправы через реку легковой автомобиль попал в ДТП на мосту, и теперь его вытаскивают. Пригожину предстояло разобраться в случившемся. Он отправился на место происшествия в своем длинном черном плаще и шляпе, надвинутой на глаза. После он жалел, что не надел в тот день милицейскую форму, ведь тогда все сложилось бы иначе.

Оказалось, что в автомобиле ехали представители одной из кавказских народностей. Когда машина заезжала на небольшой деревянный мост, она снесла перила и застряла, перегородив дорогу. К тому же темпераментные кавказцы требовали немедленно признать их потерпевшими, а также подать трактор, милицию и архитектора, который спланировал такой ненадежный мост. Вот к ним и отправили участкового – разобраться на месте.

Когда кавказцы увидели Пригожина в его плаще и шляпе, они почему-то пришли в неописуемый восторг, стали смеяться и тыкать в незадачливого участкового пальцами. И тот в итоге повел себя не как советский милиционер, а как заправский персонаж боевика. Он расставил ноги пошире, выхватил пистолет и навел его на развеселившихся потерпевших. Внезапно пистолет выстрелил! Один из мужчин рухнул замертво. Убит наповал – пуля попала прямо между глаз.

Потом на следствии Пригожин утверждал, что не собирался стрелять и даже не знал, что пистолет заряжен и поставлен на боевой взвод. Но случившееся видели многочисленные свидетели – водители автомобилей, скопившихся в пробке возле моста. И они, конечно, были в шоке, когда узнали, что неизвестный в шляпе и плаще, прибывший на место аварии и хладнокровно застреливший невинного человека, является участковым! Поэтому милиционера Пригожина наказали по всей строгости закона. Суд отправил его за решетку на 10 лет.





Анекдоты про Ленина

Статья 190-1 уголовного кодекса РСФСР карала за преступление, само описание которого выглядит совершенно непонятным для молодых читателей «МК в Твери»: «Заведомо ложные и клеветнические измышления, порочащие советский государственный и политический строй». В народе эту статью прозвали «срок за анекдоты», потому что формально анекдоты вполне можно было рассматривать как те самые «заведомо ложные измышления». Вообще-то эта статья считалась «политической»: ее любили применять к диссидентам, ее активно использовали в КГБ для наказания инакомыслящих. Но чтобы дело «за анекдоты» возбудили в маленьком поселке, и более того – по коллективной жалобе работников, - такой случай был поистине уникальным.

А было так. В 1975 году в трест «Калининлесдревпром» машинистом трубоукладчика устроился некто Ваксин пятидесяти двух лет. Видимо, попав в незнакомый коллектив, он всячески пытался приобрести авторитет среди новых коллег. Постоянно намекал, что он слушает западные «голоса» по радио, заводил разговоры о международном положении («...и гневно клеветал на миролюбивую внешнюю политику Советского Союза, утверждая, что во Вьетнаме находятся наши войска» - фраза из судебного приговора). Ваксин вел себя весьма развязно: мог отлучиться с работы, опоздать, но при этом постоянно говорил о том, что он-де не просто себе машинист трубоукладчика, а человек, прибывший с особой миссией в Калининскую область. Кому из нас не доводилось «интересничать», пытаясь привлечь к себе внимание, но Ваксину не повезло: работал он в бригаде, которая получала зарплату по сдельной системе оплаты труда. И в итоге постоянные отлучки сказывались на заработке его коллег. Последние стали грозить ему, что напишут «куда следует», чтобы говорливого машиниста услали куда-нибудь подальше.

Так и появилось письмо работников СУ-4 треста «Калининлесдревпром», в котором подробно описывалось недостойное поведение Ваксина, перечислялись темы, которые он постоянно затрагивал. А главное – авторы письма возмущенно писали о том, что машинист Ваксин регулярно рассказывал анекдоты о Ленине, «принижающие бессмертный облик нашего любимого вождя». Ваксин, наверное, и сам был не рад, когда коллективному обращению трудящихся дали ход, и он стал обвиняемым по делу, возбужденному по статье 190-1. На следствии Ваксин всецело признал свою вину, подробно объяснил мотивы своего поведения. Он был человеком утонченным, а тут пришлось устроиться на работу в бригаду трубоукладчиков, людей простых, грубых и недоверчивых. Чтобы заручиться их доверием, Ваксин стал изображать из себя человека бывалого, но, как оказалось, эта линия поведения еще больше вызвала подозрения у его коллег по бригаде. Судья, видимо, тоже попал в ситуацию, когда дело было очевидным, наказывать человека было не за что – ну, анекдоты, ну, глупая история, и что? Ваксина сажать не стали: его приговорили к шести месяцам исправительных работ и выплате штрафа размером 153 рубля. Перевели ли его на другой участок, и перестал ли после этой истории Ваксин завоевывать авторитет посредством анекдотов про Ленина, история умалчивает.





ООН и фельетон

Если в предыдущей истории речь шла об анекдотах, то в 1972 году Калининскую область переполошила история с неким Кривцовым, который содержался в следственном изоляторе в Торжке. На адрес изолятора пришло уведомление о том, что письмо господина Кривцова доставлено в приемную ООН в Нью-Йорке. Даже сейчас трудно представить, как поведет себя руководство следственного изолятора, узнав, что один из их «пассажиров» пишет письма в ООН, а в 1972 году и вовсе начался настоящий переполох. В судебном приговоре приводятся показания соседей Кривцова по камере, который, как оказалось, высказывал свои сугубо антисоветские взгляды, критиковал действия властей, существующие порядки. Но хуже всего для его следователей оказалось то, что Кривцов был законченным графоманом и считал, что обладает литературным даром. Поэтому по каждому поводу он сочинял фельетоны, потом находил способ передавать эти фельетоны на волю и подробно рассказывал, что с ними делать.

Неизвестно, кто посоветовал Кривцову отправить его фельетоны в ООН, в Совет безопасности. Мол, письмо с литературным произведениями, созданными человеком, который находится за решеткой, будет прочитано особенно внимательно. Неизвестно также, знал ли Кривцов, сидя в следственном изоляторе Торжка, о литературной карьере Александра Солженицына – может, и знал. К тому времени Солженицын уже получил Нобелевскую премию по литературе и переправил на Запад первый том своего исследования «Архипелаг ГУЛАГ». Так или иначе, Кривцов придумал схему, по которой его фельетоны миновали строгую советскую цензуру на почте и попали непосредственно в приемную Организации Объединенных Наций.

Но это не все! Пока Кривцов сидел в следственном изоляторе, он подговорил своего соседа по камере, который признался в том, что сочиняет стихи, отправить свои произведения на радио «Голос Америки». Вряд ли администрации следственного изолятора понравилось бы получать ответы то из ООН, то из офиса антисоветской радиостанции. Кончилось все тем, что Кривцов стал фигурантом уголовного дела, возбужденного по фактам нарушения режима следственного изолятора. За дело, по которому проходил Кривцов и ждал суда в следственном изоляторе, пока писал свои фельетоны, ему отмерили два года – на самом деле Кривцов обвинялся в каком-то незначительном хозяйственном преступлении. А вот за то, что писал фельетоны, посылал их в ООН и тем самым нарушал режим пребывания в следственном учреждении, ему дали 6 лет – больше, чем дают за побег! И, кстати, так и осталось неизвестным, получил ли он ответ из ООН или нет.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала сотрудников Тверского областного суда Нину Туманову, Татьяну Степанову и Киру Белкину.

Владислав Толстов

Источник: Московский Комсомолец Тверь
Читать дальше

16 апреля 2019
На окраине города Кимры неизвестный нанес ножевое ранение собаке


Жестокое убийство собаки произошло в микрорайоне Бур-Гора города Кимры Тверской области 14 апреля. Об этом сообщают подписчики паблика «ДОБРЫЕ СЕРДЦА г. Кимры».

Истекающее кровью животное нашли на улице Фестивальной, д. 23. У пса обнаружили проникающее ножевое ранение в брюшную полость. К сожалению, собаку спасти не удалось – по дороге в клинику большой рыжий пёс умер.





Как сообщают местные жители, собака была очень спокойная, никогда никого не трогала. В социальных сетях просят откликнуться свидетелей произошедшего, чтобы привлечь к ответственности виновного и обезопасить своих домашних питомцев.

Источник: Московский Комсомолец Тверь
Читать дальше

12 апреля 2019
Невостребованная бездомная гражданка Водолазская, прописанная в городе Кимры


Как жила и как погибла выпускница детдома Маша, виноватая только в том, что не сумела быть сильной, когда выживали сильнейшие.

На Алабушевском кладбище города Зеленограда дует промозглый ветер, и мне едва слышно, что говорит Ирина. Она рассказывает, как на машине везли гроб, как они шли сзади. Говорит, что сегодня цветы не успела купить, и потому пришла на кладбище с розовым шариком. Свежую могилу мы находим легко, хотя она ничем не отличалась от соседних, таких же свежих могил. Такой же желтый крест, такая же табличка, воткнутая рядом. «Водолазская Мария Владимировна 14.07.1976—28.01.2019». Искусственные цветы у креста припорошило снегом. С фотографии на кресте задумчиво смотрит Мария в ярко-голубом платке. Фотография была сделана у Тихвинского монастыря прошлым летом. Когда перед похоронами искали фотографию, светлый платок на этом фото раскрасили, чтоб он был похож на тот, в котором Маша лежала в гробу.

Маша умерла в январе, в незнакомой квартире в 178 км от родного города, в Кашире. В заключении о смерти значился диагноз: цирроз печени. В телефоне у Марии медсестра нашла номер, который был забит под именем «сестра».

— Позвонил кто-то из больницы, — вспоминает Ирина. — Сказали: «Ваша сестра?» Я: «Ну да, моя сестра». «28-го числа, приносим наши соболезнования, Маша умерла». Я начинаю им объяснять, что эта девочка из детского дома, сирота, одинокая. Они мне: «Давайте тогда как невостребованный труп в простыне закопаем. Гражданка Водолазская…»

На похороны и на перевозку тела в Зеленоград Машины друзья, бывшие детдомовцы, насобирали только 6 тысяч рублей. А требовалось около 40 тысяч. Ирина прикинула, что как выпускница коррекционного интерната Маша может рассчитывать на социальные похороны. Но государство, которое никак не участвовало в жизни Маши, и от ее смерти отстранилось: удалось выбить только 5 тысяч рублей по месту прописки.

Но сейчас пойдет разговор не столько про вину государства.

Вся Машина история — это рассказ о том, как человеческая жизнь провалилась в расщелину между двумя историческими эпохами, когда одна страна закончилась, а другая еще не началась. Когда надо быть сильным — а ты не можешь, не умеешь.

И сколько таких жизней, как Машина, улетело в эту пропасть, мы не знаем.

Наташа

До 3-го класса, до 1985 года, Маша воспитывалась в московском интернате №104, потом ее перевели в коррекционный интернат №7 в Зеленограде. Известно было, что Машину мать лишили родительских прав из-за пьянства, а ее старшая сестра воспитывалась у родственников, пока Маша и ее сестра-близнец, судьба которой неизвестна, жили в интернате.

Маша дружила с Наташей еще с московского детдома, потом их вместе отправили в зеленоградский интернат №7. Обычно в такие интернаты определяют детей с умственной отсталостью. Но тогда, в восьмидесятые, это был единственный интернат в городе, и поэтому всех детей без разбора свозили туда. Наташа рассказывает, что все ребята в интернате делились на «тепленьких», то есть слабоумных, и нормальных. Маша относилась ко вторым.




Коррекционный интернат номер 7. Ирина рассказывает, что сегодня это здание коррекционной школы. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





— Например, я в драку могла легко полезть, заступалась. Машка не полезет. Она была трусихой, ей было проще отсидеться, она бояка была. Но предать — нет, никогда не предавала, — вспоминает Наташа. — Каких-то кукол и игрушек у нас не было, постоянно была выживаемость. И рассказать абсолютно нечего, нет хороших воспоминаний. Нам некогда было дружить. В интернатах и детдомах другие законы. Там нету «пойдем поиграем». Если не послушался, ты люлей выхватываешь от воспитателей. Но между собой мы не ругались, заступались друг за друга.

Наташа вспоминает, как однажды перед уроком, который должна была вести директриса, их одноклассница написала на доске: «Директриса — дура». Та увидела, «отправила ее в психушку».

— У нас так загубили одну девку — Светку Лисицину. Она в дурках жила. Сейчас жива ли она, я не знаю. И других еще точно загубили. По годам там держали, понимаете? Никого не спрашивали, брали и отправляли. Но Машку ни разу не отправляли. Но я еще раз говорю, Машка была послушная, тихоня. А отправляли активных, кто мог высказать что-то.

Воспитатели в детдоме относились к детям как к работе, в их обязанности не входило подготовить их к жизни:

— Нам никогда не говорили, что мы женщинами станем, что придет менструальный цикл. У меня, когда в 15 лет менструация пришла, я очень перепугалась, вообще не знала, откуда кровь. Благо была старшая подруга Ленка, она меня сразу схватила, сказала: «Тихо-тихо, не паникуй. Сейчас я тебе все расскажу и объясню». Потому что она была постарше. А если бы ее не было? Они говорили всегда: «Тебя аист в капусте нашел». Это что за объяснение? Ты выходишь и узнаешь, что есть мальчики. До этого ты не знаешь, что бывает секс. В мое время таких вещей сироты не знали. Мы все это потом в социуме догоняли. А Машка стала меняться в старших классах. Нас же в лагеря отправляли. И Ирка (одна из подруг. — Д.З.) мне рассказывала, что вожатый с Машей там сексом занялся. Нас еще тогда к гинекологу поволокли, мы понять не могли — за что. Ее и понесло: алкоголь, секс безудержный. Ты живешь в четырех стенах, и, выходя, ты теряешься. Нужен же человек, который тебя направит. И тогда дети-сироты не будут так умирать, спиваться. Надо их готовить, что есть ложки и вилки, добро и зло.

В 1992 или 1993 году (точно Наташа не помнит) они выпустились из интерната и поступили в ПТУ. Это были очень тяжелые годы, и не все выпускники смогли их пережить.

— Машка, Ирка, Ленка, — перечисляет Наташа, — все от алкоголизма умерли. Ленка, правда, не от цирроза — ее машина пьяную сбила.

Последний раз подруги виделись в 2006 году. Маша сама позвонила и позвала Наташу и ее трехлетнего сына в зоопарк.

— Она жила с мужчиной, хороший дядечка такой был. Вроде бы за нее взялся, и все. И Маша себя в руки взяла на какой-то период. Мы встретились в зоопарке, гуляли, смеялись. Такой хороший был день, а потом она исчезла. Больше я ее не видела. Ребята говорили, что в Москве ее где-то видели, но это по слухам. Что на бомжиху стала похожа.

Сестра




Ирина Уварова. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





Наташе было около 12, когда ее и еще одну девочку впервые взяли из интерната на летние каникулы в патронажную семью. Женщину звали Зинаида Ивановна Уварова, и Наташа до сих пор называет ее мамой, а ее дочь Ирину — сестрой. Маша Водолазская тоже начала часто бывать дома у Уваровых — как Наташина подруга. Это была такая прививка от вируса привычки к нищете и отсутствию быта.

Сегодня Ирине, блондинке с лиловыми прядями в челке, 49 лет. У нее три сына и дочка. Она смеется и отмахивается, мол, это еще не много.

Ирина встречает меня у вокзала на серенькой иномарке. Пока мы едем до Алабушевского кладбища, где похоронена Маша, она рассказывает мне, как сложилась Машина жизнь после интерната.

Выпустившись, дети по закону имели право получить от государства жилье. Но — только те из них, кто на момент выпуска не был прописан с родителями. А Маша и две ее сестры — были. Старшая Машина сестра вышла на нее каким-то образом после того, как та закончила интернат, и предложила подписать документы на размен квартиры. Маша это сделала — и осталась ни с чем.

— Ребенку 18 лет, откуда она что знает, — рассуждает Ирина. — Старшая сестра с ней не общалась, пока Маша воспитывалась в интернате. Но она ей верила как-то. А получила новое жилье в Кимрах: три сотки земли, дом развалившийся на двух хозяев. Маша рассказывала, когда она приехала смотреть это жилье, то сразу поняла: там жить невозможно. Маша говорила: «Мы пару раз туда приехали, и все». Но на тот момент у нее уже был молодой человек, и она не пыталась отстоять свои права. Думала, наверное, что с ним будет жить. И потом они, детдомовские, такие детки, что стесняются и не хотят обращаться за помощью. Хотя на тот момент мы могли бы помочь, если бы она пришла и сказала.

Так Маша осталась без собственного жилья. Однако по-настоящему бездомной Маша стала отнюдь не сразу.




1989 год, крестины воспитанников интерната. Маша — седьмая слева, в клетчатом платье. Фото из личного архива


Связь с друзьями — Ириной, ее мамой, выпускниками интерната — она не теряла годами, периодически звонила им с незнакомых номеров. Было известно, что Маша живет с мужчиной, работает продавщицей в Москве. Иногда она давала знать о себе из подмосковных городков. Потом прошла новость, что с мужчиной, с которым Маша прожила 8 лет, они расстались.

После этого Машина жизнь как-то стремительно пошла под уклон. Она оказалась на улице. А на дворе были двухтысячные.

— Она звонила, рассказывала, как они с другими бездомными в лесу из картонок строили ночлег, — вспоминает Ирина. — Я спрашиваю: «Маша, чем вы питаетесь, как вы вообще живете?» Она говорит: «Продукты обрабатываем хлоркой, чтоб не отравиться».

Так прошли годы. И все эти годы Маша жила на улице. Пила. Лишь за полгода до смерти Ирина сумела вырвать Машу из той ее жизни — в Зеленоград.

— Я думаю, что Господь специально дал ей эти полгода, чтобы она пришла к вере. Мы с ней поездили по монастырям, храмам, она причащалась, даже дважды прочитала Евангелие, — вспоминает Ирина.

Вместе они восстановили Машин паспорт и документы на участок в Кимрах. Но к приезду хозяйки деревянный домик сгорел, получить компенсацию как погорельцу не получилось, продать участок и купить что-то поближе к Зеленограду — тоже.

Все эти полгода Маша прожила у своей детдомовской подруги Ани.

Аня




Анна с дочерью. Фото из личного архива





Аня Фирсова, женщина лет сорока с сиплым голосом, росла вместе с Машей в одном интернате. Вот уже десять лет Аня живет в социальном жилье — трехкомнатная квартира на окраине Зеленограда. В подъезде у двери в ее квартиру стоят детские велосипеды, самокаты, санки. Запах псины встречает при входе в квартиру — в семье живут две собаки, два кота, кролик. На вешалке беспорядочно висят взрослые и детские куртки. Простенькие бледно-сиреневые обои повторяются в коридоре, на кухне и в комнатах — типовой ремонт. Обои кое-где поцарапаны животными. На просторной кухне с крытым балконом есть все самое необходимое — кухонный гарнитур, стиральная машина, местами ржавая, холодильник, новенькая микроволновка, большой стол и диванный уголок. На подоконнике стоит трехлитровая банка капусты — Аня каждый сезон закатывает «соленья-варенья». На холодильнике с магнитами из Сочи и «Макдоналдса» висят фотографии среднего сына Владика и шестилетней дочери Кристины. На балконе курит высокий парень в плюшевом белом халате — жених старшей дочери Ольги.

В детском доме Аня мечтала стать маляром-штукатуром и завести большую семью. И первое, и второе сбылось.

— Почему-то все, у кого есть дети, мне говорят: блин, я с одним не справляюсь, а ты почему-то с тремя умудряешься. Я говорю: а чего такого? Наоборот, веселуха. Один — второму, второй — третьему. Меня нет — поддержали друг дружку, — Аня наливает чай, кидает в кружки пакетики «Принцессы Нури».

Свое детство в интернате Аня описывает одним словом: «Нормально».

— Чего про него рассказывать? Все выпустились, всем по квартире дали. Всё, все разбежались. Нормальный интернат был. Когда мы туда приходили, телевизор смотрели, учились, бесились, в салки-догонялки играли. Американцы к нам туда приезжали, французы. Вещи давали, технику. В лагеря летние возили. Во многие, я уже не помню, какие.

Машу Аня не видела с того самого момента, как они выпустились из интерната. Снова увиделись только летом прошлого года — Ирина привела Машу к бывшей однокласснице. Вместе они прожили полгода. Все эти полгода казалось, что Машина жизнь налаживается: она старалась не пить после того, как в зеленоградской больнице у нее диагностировали цирроз печени. Тем же летом она познакомилась с Андреем — он работал в СНТ охранником. Маша, Ирина и дети приехали как-то туда на рыбалку — так и познакомились. Ирина говорит об Андрее: «Хороший, работящий мужчина».

29 декабря Маша и Андрей должны были пожениться. Свадьбу решили гулять у Ани:

— Она собиралась у меня здесь праздновать. Говорит, Анют, я приеду к тебе 29-го после ЗАГСа. Я говорю: хорошо, ради бога. Вроде мужик был нормальный, а там без понятия.

Накануне свадьбы Маша собрала вещи и съехала от Ани. Она зашла к Ирине — попрощаться. Сказала только, что не может больше держаться, «жить этой жизнью». Что уезжает к знакомым.

Ровно месяц спустя Ирине позвонили из больницы города Каширы и сообщили, что Маша умерла.

Похороны




Храм святителя Николая Мирликийского, в котором ребенком крестили ребят из детского дома (Машу тоже). Отпевали ее тут же. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»





Согласно Федеральному закону №8 «О погребении и похоронном деле», Маша могла быть похоронена за счет государства как «безработная не пенсионного возраста». Обязательный набор услуг для таких похорон каждый регион определяет сам. Москва, например, помимо перевозки тела из морга на кладбище обеспечивает покойника гробом, обитым тканью, хлопчатобумажным покрывалом, тапочками. Но Маша была прописана в Кимрах, в сгоревшем доме. И Кимры выплатили 5 тысяч рублей, за которыми ехать было далеко и некогда.

Деньги собирали по знакомым, через волонтеров православной службы «Милосердие.Ру» и через фейсбук. Место на зеленоградском кладбище Ирина выбивала через знакомых: по закону гражданин бесплатно может быть похоронен только по месту прописки. А Кимры — это почти 150 км от Зеленограда, и кто оплатит доставку тела?

Были проблемы и с отпеванием: смерть от алкогольной и других зависимостей в христианстве приравнивается к самоубийству, объяснил батюшка. Кое-как договорились с Никольским храмом, который стоит около бывшего интерната. Там крестили всех сирот, в последнее время Мария здесь причащалась.

На похороны пришли многие детдомовские. Аня, Наташа, Ирина тоже были. Пришел и Андрей, не случившийся муж. Поминки справляли дома у Ирины. Стол собрали из того, что принесли друзья.

В тот день друзья вспоминали про Машу хорошее — как и положено на поминках. Из того немногого, что удалось вспомнить, всплыло, например, что Маша хорошо пела. Что с интернатовским хором они много выступали, занимали призовые места. Что у нее был замечательный голос. На толстой, пленочной видеокассете у кого-то будто даже сохранилась запись. На ней Маша пела: «Жеребенок — белой лошади ребенок».

Вот и все, что осталось от Маши на этой земле. Больше ничего не сохранилось.

Дарья Зеленая

Источник: Новая Газета
Читать дальше

Яндекс.Метрика

Другие способы найти нас

Facebook
В Контакте
Одноклассники
YouTube
Twitter

Разработка G&G Студия
ГОРОД.РФ © 2014 - 2019 Город-Кимры.ru